Аулы-призраки: почему дагестанцы покидают родные сёла?

4 Августа 2017
1506
Аулы-призраки: почему дагестанцы покидают родные сёла?
Фото: chistoprudov.ru

Каждое село, каждый аул в Дагестане – это отдельный мир со своими особенностями, обычаями. И душа этого мира, конечно, его жители. Но в последние годы все больше селений региона, особенно горных, пустеют. Люди покидают родные места, а живые недавно села превращаются в «призраки».

Испокон веков горцы стремились селиться в труднодоступных местах – где безопаснее, пишет dagorlenok. Ведь равнины и предгорья – легкая добыча завоевателей. Но после того как Дагестан вошёл в состав Российской империи, длинная череда внешних нападений закончилась. И равнина, ранее небезопасная, стала манить горцев. Что вполне понятно - и к городам ближе, и пахотных земель больше. Уже тогда люди стали постепенно «спускаться с гор», покидать свои аулы.

Горный аул. Фото: dagzhizn.ru

В 1966 году случилась очередная волна переселений. В это время на Дагестан обрушилась череда сильнейших землетрясений. Были разрушены многие поселения, отмечает блогер Ислам Мусаев. Власти решили строить пострадавшим новые дома. Но не в горах, а на равнине. Так появились десятки сёл-призраков.

Фото: kavtoday.ru

«Далеко не всегда население переселялось добровольно, - отмечает член федеральной лезгинской национально-культурной автономии Ильяс Букаров. - Касательно Дагестана, у раннесоветской партноменклатуры существовала точка зрения о невозможности полноценного развития общества в условиях горной местности. В связи с этим многие горцы были спущены на равнину в принудительном порядке. Это не всегда было оправдано с экономической точки зрения. К примеру, совершенно непонятно, чем руководствовались власти, переселяя богатейшее животноводческое селение Куруш на плоскость в Хасавюртовский район. Курушцы были лишены своих сочных лугов и поселены на солончаках. Долго и мучительно им приходилось культивировать эти безжизненные просторы».

Куруш, 1902 г. Фото: etoretro.ru

«Отлучать горцев от гор начали не сегодня и даже не вчера. Наиболее массовое переселение случилось в 40-50-х годах прошлого столетия, - рассказывает председатель культурно-просветительского фонда «Лезгины» Мирзабек Алимов. - Вряд ли у кого повернется язык назвать тот исход добровольным. Дабы сломить упорство горцев, не желавших в одночасье расстаться с родными местами, власть прибегала к всевозможным ухищрениям. Так, владельцев лошадей и ослов обложили таким налогом, что их стало невыгодно содержать. Я помню, как мы в детстве после уроков вылавливали пасшихся в ахтынских садах бесхозных лошадей, отпущенных их прежними хозяевами на волю, и катались на них до одури. Осенью их всех переловили и отправили на скотобойню Дербентскогго мясокомбината. А ослов за ненадобностью просто перестреляли».

Фото: tourister.ru

Что интересно, в Дагестане заброшенных сёл больше в предгорных районах, чем в горных. Однако если в горной части преобладает тенденция перемещения населения на равнину, то в предгорьях жители заброшенных аулов основывали новые селения рядом со старыми.

Фото: odnoselchane.ru

Правда в некоторых селах-призраках жизнь еще теплится. Например, в селении Гра (Ахтынский район). Здесь и по сей день, разменяв восьмой десяток, проживает одна-единственная жительница Биче Джабраилова. «С крыши своего обветшалого дома она частенько наблюдает за дорогой, в надежде, что кто-то вернется в покинутый аул»,- пишет Дагестан Post. На все уговоры родственников перебраться в город женщина отвечает отказом. Объясняет это тем, что не может оставить могилы предков.

Село Гра. Фото: flnka.ru

Известность у путешественников и журналистов приобрел еще один «последний из Могикан» - единственный житель потрясающе красивого заброшенного села Гамсутль (Гунибский район) Абдулжалил Абдулжалилов. Он в шутку называл себя «мэром села». Занимался пасекой и огородом, читал книги, слушал радио. С удовольствием встречал заезжих туристов, поил их чаем с медом и проводил экскурсию по аулу. Он пытался всеми силами возродить интерес к родному селу. В 2015 году Абдулжалила не стало. Гамсутль опустел окончательно.

Абдулжалил Абдулжалилов. Фото: chistoprudov.ru

Гамсутль. Фото: chistoprudov.ru

Истории с похожим сценарием развиваются и в других дагестанских аулах. Так, в прошлом году обезлюдело горное кубачинское село Амузги (Дахадаевский район) – ушла из жизни последняя его жительница Патимат Нугаева, сообщает «Кавказский узел». Женщина не раз повторяла: «Здесь мой дом, здесь я и умру». А между тем селение Амузги в средние века славилось своими кузницами, особенно – уникальным производством холодного оружия. Но теперь село полностью заброшено, а многовековые традиции выделки клинков канули в лету.

Амузги. Фото: odnoselchane.ru

Сегодня, по неофициальным данным, на территории Южного Дагестана находится около ста заброшенных сёл. Хотя минэкономразвития республики заявляет, что таких сел – около полусотни. В ведомстве полагают, что если в ближайшее время не принять экстренных мер по их восстановлению, то скоро эти села исчезнут с лица земли. «Скорее всего, на такое катастрофическое положение дел оказывает влияние ряд неблагополучных факторов: в этих селах нет газа, воды и электроэнергии, нет и ведущих к ним дорог», - отмечают «Аргументы и факты». Только за последние три года с горных территорий уехали около 30 тысяч человек.

Фото: d-cd.net

Стоит сказать, что попытки возродить заброшенные села в Дагестане предпринимаются. Так, интерес к этой проблеме попытались «подогреть» авторы документального фильма «Заброшенные села Дагестана» из Дагестанского историко-географического общества. Также в села-призраки активно зазывают туристов – для них организуются разнообразные маршруты, например, «Горские легенды и предания», «Народные художественные промыслы», «Башни в горах», «По следам первобытных художников». Но эксперты признают, что шанс «ожить» у заброшенных аулов невелик. Теперь здесь надолго поселилась тишина.

По материалам сети Интернет