Ибрагим Бахмани: В Иране журналистикой заправляют женщины

 
29 Ноября 2016
579
Ибрагим Бахмани. Фото Дмитрия Трубицина

Иранского журналиста Ибрагима Бахмани, редактора и издателя газет «Насим» и «Насим Шомали», можно считать летописцем астрахано-гилянских отношений. В журналистике он 20 лет. Как раз таков возраст новейших отношений Астрахани и Гиляна. В интервью «Каспийском новостям» Ибрагим Бахмани откровенно рассказывает, о том, как живет иранская журналистика сегодня, и как СМИ Ирана относятся к России.

«Каспийские новости»: Господин Бахмани, что вас привело в Россию? Вы впервые в нашей стране?

Ибрагим Бахмани: В России я второй раз. На этот раз я приехал по приглашению Астраханского госуниверситета. Поездку помог организовать заведующий кафедрой восточных языков Александр Александрович Мухин. Я с удовольствием знакомлюсь с вашей культурой и с вашей жизнью. Мне понравился астраханский климат, он похож на зимний климат в Гиляне.

«Каспийские новости»: А если говорить об истории вашего заочного знакомства с Россией?

Ибрагим Бахмани: Мы знаем, что гилянцы более 400 лет контактируют с астраханцами. Не так далеко от астраханских берегов, на Каспийском море, многие из наших бабушек и дедушек знают не только фарси, но и гилянский диалект фарси. Из истории известно, что Гилян больше чем другие провинции Ирана связан с Россией. Сейчас на фоне того, что наши экономические связи развиваются, много гилянцев приезжает в Астрахань, работает здесь и вообще в России. И я как представитель средств массовой информации считаю своим долгом содействовать этому. Надеюсь, что в своей поездке по России я подготовлю массу материалов, которые смогу опубликовать у себя на родине. Расскажу, какая здесь обстановка, чтобы содействовать нашему сотрудничеству.

«Каспийские новости»: Вы делали интервью с ректором Астраханского государственного университета Александром Павловичем Луневым. Как вы думаете, что заинтересует в этом интервью тех молодых иранцев, которые хотят изучать русский язык?

Ибрагим Бахмани: В первую очень проекты обмена студентами. Ректор говорил мне о возможностях, которые получают наши и ваши студенты, когда осуществляют взаимные поездки. И я думаю, это послужит мотивацией для студентов, которые хотят изучать язык и культуру вашей страны. Это нельзя считать невозможной целью. Она достижима, поскольку такие обмены уже практикуются.

«Каспийские новости»: Господин Бахмани, хотелось бы поговорить с вами о том, как существует журналистика в Иране. Сколько лет вы в этой профессии?

Ибрагим Бахмани: Мне 55 лет, я работаю журналистом 20 лет. Основная газета, которую я издаю и редактирую, называется «Насим». Она выходит каждый день, распространяется во всех крупных городах Ирана. Вторая газета – еженедельник, выходит по субботам в трех северных провинциях Ирана – Гиляне, Мазандаране и Гулистане. У нас есть сайт, который называется «Новости Насима». Все самые важные новости публикуются не только на сайте, но и переходят в газету.

02 Фото Дмитрия Трубицина

Вообще в провинции Гилян издается 9 газет, 50 еженедельников, бюллетеней, журналов. И примерно 50 информационных сайтов. Это помимо того, что существуют центральные газеты и центральные информационные агентства. В целом, получается, в Гиляне распространяется около 250 средств массовой информации. И если пробежать по всем этим СМИ, фон публикаций очень доброжелательный по отношению к вашей стране.

«Каспийские новости»: Господин Бахмани, мы с вами почти ровесники. Когда я поступала на факультет журналистики, в моей группе было больше мальчиков, а сейчас, если вы придете в Астраханский госуниверситет, вы увидите, что на журфаке в основном учатся девочки. В России журналистика стала женской профессией. А как в Иране?

Ибрагим Бахмани: Абсолютно такая же ситуация. В Иране журналистикой заправляют женщины. Даже в подготовке новостей.

«Каспийские новости»: Так было всегда? И тогда, когда вы начинали работать?

Ибрагим Бахмани: Раньше женщин было меньше. Сейчас их в журналистике абсолютно большинство.

«Каспийские новости»: Почему в Иране эта профессия женская? У нас, честно говоря, потому, что она не очень хорошо оплачиваемая и уже не очень престижная.

Ибрагим Бахмани: И в Иране то же самое. У нас журналистикой занимаются энтузиасты, те, кто влюблен в эту работу.

«Каспийские новости»: То есть иранские журналисты получают немного? Вопрос о деньгах: а на что живут СМИ? На что вы выпускаете свои газеты?

Ибрагим Бахмани: Наша газета начиналась не с нуля, вы сами понимаете, что если газета имеет давние корни - она в преимущественном положении. Это нас выручает.

«Каспийские новости»: В России СМИ в основном существуют за рекламу. А как у вас?

Ибрагим Бахмани: И у нас тоже. У нас даже репортажи рекламные.

«Каспийские новости»: У нас то же самое. А финансирует ли СМИ власть? У нас - да, но это называется информационное обслуживание.

Ибрагим Бахмани: Они нас частично субсидирует, помогают немного, но это, можно сказать, для поддержания штанов. А зарабатывать надо самим.

«Каспийские новости»: Скажите прямо, бывает, что вам звонят из структур власти и говорят, чтобы вы не публиковали тот или другой материал?

Ибрагим Бахмани: Бывает. Но мы, как правило, не слушаем этих звонков.

«Каспийские новости»: А в Иране существует цензура? В советские времена у нас она была.

Ибрагим Бахмани: В Иране нет цензуры, но есть «красная линия», которая оговаривается нашим Законом о печати и информации. Эту «красную линию» определяет, вы сами знаете, наш духовный лидер и высшие инстанции при нем. А также частично премьер-министр и его правительство. Но, тем не менее, критические материалы мы публикуем.

«Каспийские новости»: Что такое «красная линия»? Это перечень каких-то тем, которые нельзя затрагивать?

Ибрагим Бахмани: Нет такого – «вот то-то и то-то вы не должны затрагивать». Если нас за что-то иногда упрекают – это после, а не до публикации. Бывают случаи, что кто-то недоволен нашей статьей. Это могут быть и организации, и люди. Они обращаются в суд. И мы в суде защищаемся. Иногда одно издательство жалуется на другое. И такие суды у нас бывают. При рассмотрении дел о СМИ собираются до 15 присяжных заседателей. Мне не раз приходилось участвовать в таких процедурах со своим адвокатом.

«Каспийские новости»: А вам приходилось выплачивать деньги, когда вас признавали виноватым?

Ибрагим Бахмани: Да. Когда судом было вынесено решение о выплате штрафа. Например, не так давно на газету пожаловалось физическое лицо. Этот человек счел, что мы в нашей газете оскорбили его.

«Каспийские новости»: В чем была суть публикации, почему он решил, что вы его оскорбили?

Ибрагим Бахмани: В нашей работе, к сожалению, бывают ошибки, которые, вероятно, бывают и у вас. В его фамилии и его титуле мы пропустили букву. Например, как в русском языке в слове «главнокомандующий» пропустили бы букву «л». Что-то наподобие произошло и вызвало тяжбу.

«Каспийские новости»: То есть была смешная ошибка?

Ибрагим Бахмани: У вас такого не бывало?

«Каспийские новости»: У нас были очень смешные ошибки, например, в советские времена в слове «облисполком» одна астраханская газета первую букву изменила на «е».

Ибрагим Бахмани: Бывали случаи, когда нам приходилось ценой целого тиража или даже двух тиражей откупаться от таких ошибок.

«Каспийские новости»: Если вы продолжаете работать, значит любите свою работу...

Ибрагим Бахмани: Да, можно так сказать. Должен признаться, что материально работа многого не дает.

«Каспийские новости»: А что вас заставляет писать книги? У меня в руках ваша книга об ИГИЛ. Чрезвычайно интересная сейчас тема. Опять же к вопросу о деньгах – вы написали книгу на какой-то грант?

Ибрагим Бахмани: Во-первых, мы должны здесь затрагивать убеждения некоторых людей. Почему они пришли к таким убеждениям, что создали эту организацию. Что двигало этими людьми, почему они пропагандируют свои человеконенавистнические идеи. Темой моей дипломной работы была Аль-Каида. Впоследствии на основе Аль-Каиды возникло Исламское государство, ДАИШ, поэтому я был готов к этому исследованию, начиная с дипломной работы. Одной из причин написать эту работу было очень неоднозначное отношение к ИГИЛ со стороны некоторых государств.

«Каспийские новости»: Господин Бахмани, расскажите о вашем наиболее ярком впечатлении о России.

Ибрагим Бахмани: У меня самые чудесные впечатления, каких я не получал давно. Я погулял по городу, почувствовал, что у вас люди спокойны, думают о своей работе, о своих семьях. Я был в семьях, посещал организации – никакой напряженности я нигде не увидел.

«Каспийские новости»: Вас удивило, что все спокойно у нас в России? А вы думали, мы живем в кризисе, в напряжении?

Ибрагим Бахмани: Я сказал это к тому, что это является показателем того, что ваши люди живут более или менее уверенно. Обстановка такая же, как у нас в Реште.

«Каспийские новости»: Ну, может быть вы счастливы, что не знаете русский язык, потому что если бы вы смотрели наше телевидение, то поняли бы, что почти все информационные сюжеты - о каких-то проблемах…

Ибрагим Бахмани: Я все это вижу. У нас тоже бывают по телевидению такие вещи, о которые вы сказали, но мы живем более уверенно, потому что у нас хорошие связи с Россией. Мы это чувствуем, по сравнению с прошлыми годами.

У нас несколько народностей живет в Иране, есть кое-какие трения между отдельными национальностями.

Если вы у какого-нибудь продавца или у покупателя в супермаркете спросите, что он думает о внутриполитической обстановке, он может высказать много критических замечаний, хотя внешне это незаметно. И многие новости о негативных моментах у нас можно получить у водителя такси.

«Каспийские новости»: У нас тоже. Спасибо за разговор, господин Бахмани.

03 Фото Дмитрия Трубицина

Галина Годунова, Николай Телюфанов, Дмитрий Казинский

«Каспийские новости» благодарят заведующего кафедрой восточных языков АГУ Александра Мухина за содействие в организации и за перевод интервью