С Ирана сняты не все санкции. Это тормозит развитие торговли

 
 
15 Августа 2016
405
С Ирана сняты не все санкции.  Это тормозит развитие торговли

У него славянские и персидские корни. Он учился понимать мир через литературу. Сейчас он занимается продвижением ирано-российских экономических связей. На вопросы «Каспийских новостей» ответил Максим Делинад, советник председателя Российско-иранского делового совета при Торгово-промышленной палате России.

«Каспийские новости»: На недавнем российско-иранском форуме в Астрахани иранские участники сокрушались – дружба двух стран крепнет как никогда, а вот товарооборот не может перевалить за 1 млрд. долларов, в то время как с Арабскими Эмиратами у Ирана он 15 млрд., с Китаем – 40 млрд. В чем причина? Ведь санкции против Ирана повлияли на торговлю со всеми странами.

Максим Делинад: Причин много. Не все санкции были сняты. Некоторые сняты только на первой стадии. Но проблемы активно решаются. Так, будучи в Астрахани, посол Ирана в России Мехди Санаи сказал, что все документы, необходимые для ускорения российско-иранской торговли, уже подписаны. В частности, подписаны соглашения по таможенному сотрудничеству, по «зеленому коридору». Их очень ждали, были долгие переговоры и, наконец, решения приняты.

«Каспийские новости»: Вы сказали - не все санкции сняты. О чем речь?

Максим Делинад: Так как я больше работаю в торговле, могу сказать, что основной проблемой остаются взаиморасчёты банков. Сейчас некоторые российские банки стараются договориться с Ираном. Проблему можно обозначить как отсутствие денег для взаиморасчётов. У Ирана она существует с 2012 года - не только с Россией, но со всем миром. Тогда в рамках европейских санкций Иран был отключен от международной системы платежей SWIFT - 30 иранских банков были отключены. Сейчас SWIFT открыт, но не все банки к нему подключаются. Можно сказать, по доллару пока SWIFT закрыт. А вот по евро, судя по новостям, он полностью открыт. Очень важный шаг - выход Ирана из черного списка FATF. Есть такая организация, которая следит за чистотой банковских дел и разрабатывает финансовые меры борьбы с отмыванием денег. Иран вышел из черного списка этой организации – временно, на один год. Этот успех Ирана скажется на развитии банковских отношений со всеми странами.

«Каспийские новости»: Почему же все-таки Китай, Арабские Эмираты, не в пример России, имеют такие солидные цифры товарооборота с Ираном?

Максим Делинад: А разве с Россией не солидные цифры? Все равно солидные цифры. Иран продает в эти страны нефть, газ, взамен из Китая и других стран получает продукты, изделия. Всем движет выгода. В торговле она главное дело. Раньше было выгодно вести некоторые товары из Ирана в Россию, сейчас, с изменением курса валют наоборот стало выгодно вести из России.

«Каспийские новости»: Сегодня поток товаров из России раз в десять больше, чем из Ирана в Россию. Неужели только из-за курса валют?

Максим Делинад: Так было всегда. Потому что Россия поставляет в Иран зерно, черный металл, а килограмм зерна или килограмм черного металла дороже, чем, например, килограмм огурцов. Не берем в счет фисташки или шафран. Они считаются очень дорогими. В основном сейчас экспорт России составляют злаки, зерно, черный металл, пиломатериалы. А из Ирана идет сельхозпродукция, нефтехимия. Тенденция повышения объема торговли становится все более ощутимой. У нас был максимальный товарооборот, если не ошибаюсь, в 2011 году. Затем началось снижение. Сейчас объемы восстанавливаются. И мы надеемся, что в этом году выйдем на уровень лучших времен. Возможности такие есть.

«Каспийские новости»: Когда же мы попробуем иранские форель, креветки, киви?

Максим Делинад: Могу заверить, что киви как раз составляют основную часть иранского экспорта сельхозпродукции. Правда, скоропортящаяся продукция идет через Азербайджан – фурами, грузовыми рефрижераторами, а не морским путем через Каспий, хотя он должен быть дешевле по сравнению с железнодорожным и автомобильным маршрутом. Но пока, к сожалению, нет такой возможности. Хотя, есть информация, что в астраханском порту Оля собираются принимать рефрижераторные контейнеры. Это очень хорошо, потому что на Юге Каспия, в портах Энзели и Ноушехр, уже есть такие контейнеры, и их начинают использовать.

«Каспийские новости»: Последнее время о международном транспортном коридоре «Север – Юг» все чаще говорят как о сухопутном. Вокруг Каспийского моря появится замкнутое железнодорожное кольцо. Значит ли это, что морской транзит по Каспию, который Астрахань старалась раскручивать многие годы, себя не оправдал? И почему морские перевозки, при их потенциальной дешевизне, неразвиты сегодня?

Максим Делинад: Морской путь всегда был очень надежным. И он все-таки является прямым путем. Без третьих стран. Да, железнодорожный       восточный путь работает – через Туркменистан и Казахстан. Там в основном транспортируется пшеница. Через Азербайджан должны отправиться пробные контейнеры из индийского Мумбая – чтобы протестировать переход по железным дорогам. А морской путь через Каспий как был много веков назад, так и остается. Флот есть, порты оборудованы. Правда, судовладельцы говорят, что им нужно больше товарооборота, тогда они увеличат количество транспорта, а экспортёры и импортеры требуют улучшить логистику – хотят больше транспорта. И вот когда наступит идиллия, и они смогут балансировать, тогда будет и увеличение товарооборота. Думаю это вопрос ближайшего будущего.

«Каспийские новости»: Вы упомянули о документах, которые были подписаны в последнее время. Что они дадут? Они уже начали действовать?

Максим Делинад: Они приняты, решается технология реализации. Речь прежде всего о «зеленом коридоре». Он снимет задержки на таможне. Идут переговоры по определению операторов, которые будут работать по «зеленому коридору». Частично уже используется электронное оформление грузов. Иранские СМИ сообщали, что до конца года Иран полностью переходит на электронный документооборот по таможне.

«Каспийские новости»: Теперь давайте с потока товаров переключимся на поток туристов. С ними обратная ситуация: поток туристов из Ирана в Россию больше, чем из России в Иран. Турбизнесмены говорят, что Иран – это дорогое направление. Но неужели отдохнуть в Иране так же дорого, как в Европе?

Максим Делинад: Не скажу что так дорого, как в Европе, но и не скажу, что это дешёвое удовольствие. Да, поток в большей степени в одном направлении, потому что рекламы с российской стороны пока мало. В Иране, я знаю, очень активно рекламировали туры в Москву, Санкт-Петербург, Сочи. А в России не все знают, какие достопримечательности и какие возможности для туризма есть в Иране. А возможностей масса. Есть хороший отдых у моря, на острове Киш, в Персидском заливе. На этот пляжный курорт надо ехать, когда в России зима, а там 22-23 градуса тепла. В Иране есть интереснейшие древние города Шираз и Исфахан, есть масса музеев в Тегеране.

«Каспийские новости»: Знаю, что вы говорите об этом не с чужих слов. Вы отлично знаете Иран, одинаково хорошо говорите на фарси и на русском, поэтому давайте теперь перейдем к вашей персоне. Расскажите о ваших корнях.

Максим Делинад: Я привык говорить, что я человек мира. Да, для меня родные языки и персидский, и русский. Родился на Украине. Потом переехали в Иран. В Иране я жил, учился, окончил Тегеранский университет по специальности «русский язык и русская литература».

«Каспийские новости»: Как познакомились ваши родители?

Максим Делинад: Моего отца отправили учиться по госпрограмме в Херсонское мореходное училище. Там он встретил мою маму. Сыграли свадьбу. После училища, он вернулся в Иран, начал работать в городе Энзели, на научно-исследовательском судне… После университета я работал переводчиком, преподавал русский язык в Гилянском университете. Тогда, в 2002-2003 годах, активно развивались отношения между Астраханским и Гилянскои госуниверситетами. Состоялся первый обмен студентами – из Астрахани на включенное обучение на год приехали студенты, изучающие персидский язык в качестве основного иностранного. И так я познакомился с Александром Александровичем Мухиным, заведующим кафедрой восточных языков АГУ. И я решил для продолжения учебы в магистратуре и аспирантуре поехать в Астраханский университет.

«Каспийские новости»: И остались в России навсегда?

Максим Делинад: Так как российского паспорта у меня еще нет, не могу сказать, что я остался. В настоящий момент я гражданин Ирана... В Астрахани параллельно с учебой начал работать – помогать с переводами, обучать студентов. И таким образом остался в России. Сейчас больше времени провожу в Москве, работаю там.

«Каспийские новости»: Вы тот человек, который может ответить на вопрос, - в чем же разница в менталитетах иранца и россиянина.

Максим Делинад: Я больше привык говорить не о разнице, а о сходстве. Потому что все-таки у нас много общего. Даже с точки зрения филологии – немало общих фразеологизмов в языке. Все-таки мы соседи, испокон веков имели торговые контакты. Русская диаспора была в Энзели, на юге Каспия. И в Астрахани - персидская диаспора. Знаю, что и в Астрахани, и в Иране по-доброму вспоминают эти отношения.

«Каспийские новости»: Вы скучаете по Ирану?

Максим Делинад: Я и по Херсону скучаю. Я там родился. И по Энзели. И когда из Астрахани уезжаю - и по Астрахани скучаю.

БЛИЦ «КАСПИЙСКИХ НОВОСТЕЙ»

Любимое место в Прикаспии:

Если я в Иране, всегда выезжаю на природу. Там природа интересная. Море, а километров 10-20 - уже горы.

Любимое национальное блюдо стран Прикаспия:

Без борща никак не обойтись. Еще уха. А когда я в Иране – фесенджан – молотый орех с курицей переваривается и подается с рисом.

Историческая личность:

Когда меня воспитывали, в пример всегда ставили Александра Суворова. В Херсоне есть ему памятник.


Галина Годунова, Дмитрий Казинский, Николай Телюфанов, Павел Симаков