У меня захватывает дух от кюев Курмангазы

 
22 Августа 2016
537
У меня захватывает дух от кюев Курмангазы
Фото Павла Симакова.

Потомок по материнской линии знаменитого кюйши Курмангазы (1818-1889), артист филармонии Мангистауской области им. М. Оскинбаева Республики Казахстан, лауреат многочисленных конкурсов республиканского и международного уровней Набияр Алтаев рассказал «Каспийским новостям» о своём великом предке и собственной теории относительно его кюев.

«Каспийские новости»: Ты утверждаешь, что ты потомок кюйши Курмангазы. Может быть, есть доказательства: документы, свидетельства?

Набияр Алтаев: Документов и свидетельств нет, но, как рассказывал мой дедушка, у Курмангазы в семье было пять братьев. Среди них – Алаша, наш дед Байбакты, Кызылкурт, Масқар и Тана. Кызылкурт – это род Курмангазы. Их знали повсюду, в том числе и в Астраханской области. Братья были очень талантливыми, но только один из них – Курмангазы – вышел в люди. Наш дед сказал, что я – потомок Курмангазы.

«Каспийские новости»: Если выстраивать линию родства, кем ты ему приходишься? Прапраправнук, получается?

Набияр Алтаев: Да, я прапраправнук.

«Каспийские новости»: Почему ты решил заняться музыкой?

Набияр Алтаев: Я сначала увидел по телевизору, как играют на домбре. Подумал, почему бы не попробовать? Дотянуться до домбры мне не позволял рост – она висела очень высоко, и я всё время брату говорил: «Достань мне домбру!». Он доставал, и я по слуху подбирал мелодии.

«Каспийские новости»: То есть это не из-за того, что у тебя был такой талантливый предок?

Набияр Алтаев: Нет, это было после. Я вообще не знал о нём тогда. Мне было 6 лет, когда я узнал о Курмангазы.

«Каспийские новости»: А во сколько лет ты научился играть?

Набияр Алтаев: Начал в 7-8 лет. Два года я ходил в кружок. Потом отучился в музыкальной школе три года.

«Каспийские новости»: От Курмангазы до тебя ещё есть в роду музыканты?

Набияр Алтаев. До меня был двоюродный брат, но он погиб, перед тем, как уехать в армию – сердце. Ему было 24 года. Он очень хорошо играл на домбре. И дедушка у меня, папин отец, играл на домбре. Он самоучкой был. Играл не по нотам, до войны ещё это было. А когда пришёл с войны, было уже сложно играть. От него досталась нам домбра по наследству.

«Каспийские новости»: Об известных людях сочиняют много небылиц. О Шекспире говорили, что он присвоил себе чужие произведения. Курмангазы обвиняли в том, что он воровал коней, и он даже сидел за это в тюрьме. Что ты думаешь по этому поводу?

Набияр Алтаев: Это было такое сложное время, когда надо было выживать. Я не думаю, что он воровал. Просто, одни люди обвиняли в чем-то других, чтобы самим остаться чистыми, выйти сухими из воды. Да, он даже сидел в тюрьме из-за этого и постоянно был в бегах.

«Каспийские новости»: А что ещё ты о нём знаешь?

Набияр Алтаев: Знаю, что он брал домбру и ездил по аулам, встречался с другими домбристами – Диной Нурпеисовой, Узаком. Узак – это его педагог. Курмангазы учился у него и через какое-то время превзошел, стал играть лучше. Он сочинял, даже сидя в тюрьме. Когда к нему приходила на свидания мама и плакала, он сочинил в ее честь «Қайран шешем», что значит «О, моя мать!». Есть кюй, посвященный побегу, он так и называется «Побег из тюрьмы» («Түрмеден қашқан»). Все кюи Курмангазы имеют свойственный им стиль, их легко отличить от других. Например, «Сарыарка», «Адай»– это типичные для его стиля кюи. Там у него кровь в жилах кипит, в голове крутится музыка, которую он передаёт через домбру.

«Каспийские новости»: Как ты думаешь, насколько его музыку, которая до нас дошла, можно считать аутентичной?

Набияр Алтаев: Она не особенно аутентична, потому что в то время не было диктофонов, а были пластинки записывающие. Сейчас, например, если воспроизвести эти пластинки, они будут в очень быстром темпе. Темп оригинального произведения был одним, а до нашего времени дошёл совсем другим. Сейчас сложно сказать, что осталось таким же.

«Каспийские новости»: Считается, что один из самых вершинных кюев Курмангазы – «Сарыарка». Ты не мог бы его воспроизвести?

Набияр Алтаев: В кюе «Сарыарка» говорится о степной долине. Я попытаюсь его сыграть в том быстром темпе, в котором он до нас дошёл

«Каспийские новости»: Какие чувства ты испытываешь, когда играешь это произведение?

Набияр Алтаев: У меня дух захватывает! Представляешь степь, табун лошадей, юрта стоит. Обычная кочёвая жизнь казахов.

«Каспийские новости»: Как ты считаешь, Набияр, в чём сила кюев Курмангазы? Почему они всегда будут актуальны?

Набияр Алтаев: Сила в том, что он сочинял свои кюи от сердца. И можно донести их смысл и настроение до сердца другого человека. Их все любят, их легко играть, но трудно передать их характер.

«Каспийские новости»: Ты уже упоминал, что у Курмангазы было много учеников, последователей. И одна из них – Дина Нурпеисова.

Набияр Алтаев: Дина Нурпеисова знала все его произведения наизусть. Он разрешал ей менять его кюи. Потом он научил её сочинять собственные произведения. У меня ещё есть своя теория. Как я понял, кюи Курмангазы можно просчитать математически. Они все пятичастные, Думаю, что в этом есть свой смысл. Наш пророк говорил, что пятница – это священный день, пятница – это число пять. Мне кажется, что Курмангазы тоже придерживался числа пять. Кюи бывают и трёхчастные. У Дины, например, есть девятичастные произведения. Но только не у Курмангазы – там строго пять частей.

«Каспийские новости»: Какой из кюев Курмангазы твой самый любимый? Ты не мог бы его сейчас сыграть?

Набияр Алтаев: Они все для меня любимые. Самый известный – «Адай»

«Каспийские новости»: Несмотря на твои 25 лет, у тебя большой список наград, в основном, победы на международных конкурсах. В их числе – призовое место на международном конкурсе в Астрахани в прошлом году. Какая из твоих побед для тебя наиболее значима?

Набияр Алтаев: Они все для меня дороги. Моё участие на конкурсе «Голоса Золотой степи» в Астрахани тоже было для меня очень важно, потому что я приехал почти в свой родной край. Здесь у меня родственники. Здесь у меня совсем дух другой становится: когда играешь произведение, как будто кто-то помогает.

«Каспийские новости»: Ты посещал мемориал Курмангазы в посёлке Алтынжар. Расскажи о своих впечатлениях.

Набияр Алтаев: Года четыре назад я приезжал сюда с дядей. Он мне сказал: «Пойдём к дедушке, сходим в мавзолей, почитаешь там, сыграешь». После того, как мы прочли молитву, дядя сказал: «Играй, сынок, играй!». Необъяснимо, но факт: когда я начал играть первое произведение Курмангазы, капли дождя упали откуда ни возьмись, хотя небо было совершенно чистое. Когда я закончил, дождь прекратился. Дядя говорит: «Не понял. Ещё играй!». Половину следующего кюя сыграл – ещё капли упали. Как будто дедушка был рад тому, что люди, приходят, играют, вспоминают его, почитают. И так я семь произведений сыграл. И всё это время чуть-чуть накрапывало. Когда мы уходили, дождя не было. Стоило нам доехать до гостиницы, зайти в дверь, как сразу же пошёл ливень, как будто сопровождал нас. Этот момент останется у меня на всю жизнь в памяти.

«Каспийские новости»: Есть много кюйши, но, наверняка, не все считают себя последователями Курмангазы. А ты считаешь себя его учеником?

Набияр Алтаев: Я хотел бы так считать. Я бы даже хотел в его время жить, чтобы научиться чему-нибудь. К счастью, нам остались его произведения. И спасибо тем людям, которые эти произведения донесли до нас.

Ольга Иванникова, Дмитрий Казинский, Николай Телюфанов, Павел Симаков.