Меня волнует все, что таит в себе загадку

 
5 Сентября 2016
595
Меня волнует все, что таит в себе загадку

Александр Марков - человек-миссия. Он собрал и рассказал в трех десятках книг всю историю астраханского края. 6 сентября ему исполняется 85 лет. Ни дня праздности по-прежнему нет в его трудной жизни. Может быть, этот человек был выбран свыше и наделен неизлечимой болезнью, чтобы все силы его духа и тела ушли на одно дело – на сбережение памяти прошлого, наших корней и основ. Сейчас явно наступили времена дегероизации – у людей нет кумиров. Есть просто «звезды». Поэтому «Каспийские новости» решили расспросить Александра Маркова не только о нем самом, но о его героях.

«Каспийские новости»: Александр Сергеевич, владелец букинистического магазина показал мне недавно с гордостью, что имеет самую первую вашу книжку. Она была издана в 1962 году. Расскажите, с чего вы начинали.

Александр Марков: Я преподавал историю в вечерней школе и одновременно работал художником-ретушером в газете «Комсомолец Каспия». Туда приносил свои статьи старейший астраханский литератор Николай Афанасиевич Рюмшин. Как-то он рассказал мне, что собирается написать книгу о восстании 1705-1706 годов в Астрахани. Знал, что я по образованию историк, и хотел посоветоваться. Так совпало, что темой моей курсовой работы в местном пединституте было Астраханское восстание. Помню я тогда работал в архиве, общался с московским ученым Ниной Борисовной Голиковой, приезжавшей собирать материалы для книги «Политические процессы в царствование Петра I». Так мы с Рюмшиным взялись вместе делать повесть. Иллюстрации к ней делал я. Эта книга разошлась за три месяца, хотя тираж был 15 тыс. экземпляров - очень большой по тем временам. И печатали повторный тираж. До этого случаяя и не думал о писательской стезе. Если бы когда окончил среднюю школу, в Астрахани было художественное училище, точно пошел бы туда.

«Каспийские новости»: Кто же вас пристрастил к рисованию?

Александр Марков: Моя бабушка Александра Константиновна Четверикова.

Из воспоминаний А.С. Маркова: «В детстве она учила меня рисовать, хотя сама рисовать не умела. Она просто выводила на бумаге смешные рожицы, носатую бабу-ягу, страшного Кощея - бессмертного. Я старался ее перещеголять – рисовал еще страшнее, прибавляя разные подробности. Однажды нарисовал бабе-яге очки, скрепленные сзади веревочкой.

-  Уж не меня ли ты нарисовал? – смеялась бабушка.

Она надевала для чтения именно такие очки.

Когда я научился сравнительно неплохо рисовать, то первой моей натурщицей была бабушка. Я рисовал ее за шитьем, за чтением, во дворе на скамеечке, за чаепитием…»

В апреле 1946, отслужив, вернулся с войны отец:

«Отец подхватил меня с коляской и прижал к себе. Затем из карманов на стол он выложил немецкую трубку, большой складной нож, зажигалку и маленькую металлическую коробочку из-под патефонных иголок. Когда листочек был развернут, я вскрикнул от неожиданности. Это был карандашный рисунок моей бабушки, который я сделал незадолго до войны. По всем фронтовым дорогам отец пронес его с собой».

«Каспийские новости»: Хотя вы не считаете себя профессиональным художником, к вашему юбилею Астраханская картинная галерея сделала выставку. Любителей истории она весьма заинтересовала, потому что там впервые публично представлена зарисованная вами хроника раскопок захоронений в Астраханском кремле.

Фото Дмитрия Трубицина

Александр Марков: Я всегда интересовался археологией. Знаком со многими учеными, производившими раскопки на территории региона. Присутствовал в 1984 году на раскопках у села Косика, где археолог Вячеслав Плахов с коллегами вскрывал могилу сарматского вождя, украшения из которой сейчас представлены в всемирно знаменитой коллекции «Золото сарматов». Был я на раскопках золотоордынского города Орду-Муаззам, которые велись на окраине поселка Комсомольский. О чем-то я писал в книгах, что-то осталось только в дневниковых записях.

Что касается раскопок в кремле, таких попыток было несколько.Долго говорили, будто бы там есть тайные ходы, ведущие то ли в девичий монастырь, то ли на Трусово. На самом деле никаких тайных ходов в кремле не было. Это доказал краевед Георгий Гипшман. Он проводил исследования с помощью шурфов в нескольких местах на территории кремля – именно там, где, по словам очевидцев, могли быть тайные ходы. Но если и попадались там какие-то полуразрушенные сводчатые помещения - это всего лишь подвалы старых зданий.

«Каспийские новости»: Расскажите подробнее о своем участии в раскопках захоронений грузинских царей и русских архиереев, в том числе священномученика Иосифа.

Фото Дмитрия Трубицина

Александр Марков: Это было в феврале 1973 года, в усыпальнице Успенского собора, в нижнем храме, названном в честь иконы Владимирской божьей матери. Той самой иконы, которую Иван Грозный прислал с игуменом Кириллом в благословение Астрахани, чтобы тот поместил ее в главном храме города. Тогда храм был другой. На месте, где расположен нынешний Успенский собор, прежде храмы возводились дважды. Это отступление от темы – для сведения, как значимо то место, где были захоронения...

В 1973 году здания кремля превращали в музеи. Требовалосьсделать нижний храм пригодным для работы в зимнее время, чтобы проводить экскурсии, выставки. Отопление надо было провести вдоль стен, поэтому решено было перенести захоронения в другое место. Прежде они располагались у стен, под полом нижнего храма, а их перенесли еще ниже, в подвал.

Фото Дмитрия Трубицина

Вскрытие могил - мрачное дело. Вместе с тем это помогает сохранить реликвии, культурные и исторические ценности. Время неумолимо. Если бы не были вскрыты могилы фараонов, многое было бы уничтожено. Мы бы даже не знали о той великой цивилизации. Вот и в кремле мы узнали многое.

Фото Дмитрия Трубицина

Там захоронены грузинские цари Вахтанг VI и Теймураз II. Каждый из них почитал свою родословную. Вахтанг VI считал, что ведет свое начало от библейского царя Давида. А Теймураз - от древних ариев. Вскрыв захоронение Теймураза, мы убедились, что он действительно считал себя потомком ариев. Он умер в Петербурге, где незадолго до смерти позировал лучшему придворному живописцу Алексею Антропову. Похоронен он был в том же костюме, что изображен на портрете. Все одеяние отлично сохранилось. На груди у него был золотой крестик. На лицевой стороне крестика вместе распятия была свастика.Я зарисовал этот крестик. Он был явно изготовлен специально для Теймураза, чтобы символ ариев всегда был у его сердца.

Фото Дмитрия Трубицина

«Каспийские новости»: На выставке вы даже представили специальный пропуск на место раскопок, выписанный вам городскими властями. Там все было строго-секретно, с комиссией? А фотографии делали?

Александр Марков: Делали, но они оказались очень плохого качества, потому что было слабое освещение - февраль, пасмурные дни. На раскопки прибыла специальная комиссия из Грузии - профессор Георгий Пайчадзе, археолог Вахтанг Джапаридзе, заведующий фотолабораторией Института истории, археологии и этнографии им. И. А. Джавахишвили Николай Арчвадзе. Были и наши ученые. Их я тоже изобразил.

Фото Дмитрия Трубицина

Раскопки – одна из популярных тем интернета. Текстов книг Александра Маркова практически нет в сети. Спасибо благодарным читателям, размещающим фрагменты его произведений в соцсетях. Так, один из них, «почтя память великих людей, для которых наш милый город стал последним пристанищем», разместил главы книги «Были Астраханского края», повествующие о перезахоронении выдающихся деятелей Грузии Вахтанга VI и Теймураза II, а также о них самих.

«Каспийские новости»: Александр Сергеевич, сколько же исторических личностей прошло через вас?

Александр Марков: Их очень много –первый воевода Астрахани Иван Черемисинов, губернатор Василий Татищев, Степан Разин, Емельян Пугачёв, Иван Варваций, Петр I. А сколько астраханцев! Астраханцы- это такой замечательный народ, они себя во многом прославили. Например, я написал целую книгу о Елизавете Николаевне Ахматовой и издал ее на свои деньги, потому что личность этого человека никого не заинтересовала, чтобы финансировать о ней книгу. Но мне хотелось, чтобы люди ее знали.

Елизавета Ахматова родилась в селе Началово или Черепаха, близ Астрахани. Ее родословная шла от татарского хана Ахмата, который еще при Иване III поступил на русскую службу. Ее дед, моряк, начальник астраханского военного порта, купил имение у губернатора Бекетова. Елизавета получила в Астрахани прекрасное образование, затем переехала в Петербург, стала известной переводчицей и издательницей. В течение 30 лет она издавала журнал «Собрание иностранных романов, повестей и рассказов». Там впервые были опубликованы романы Александра Дюма, Виктора Гюго, Гюстава Эмара. Все передовые писатели Европы прошли через журнал Ахматовой. Ни один русский журнал не был таким долгожителем. «Современник» Некрасова, о котором так много говорят, просуществовал всего 9 лет. А ахматовский журнал - 30 лет! И вот я пишу, что она делала, чтобы сохранить журнал, - продавала семейные драгоценности, продала дом в Петербурге.

«Каспийские новости»: А кто ваш любимый герой из астраханцев?

Александр Марков: Борис Кустодиев. И ему нет памятника на родине,в Астрахани! Парадокс. Как нет памятника ни Татищеву, ни Хлебникову, ни Суворову. Это не в пользу астраханцев, не в пользу власти, что в городе устанавливают только те памятники, которые нам дарят…

Недавно я отправил в типографию сборник, который будет называться «Краеведческие россыпи». Издаю его также за свой счет. Первый очерк там «Кустодиев в моей жизни». Я глубоко почитаю этого человека, преклоняюсь перед его духом.

«Каспийские новости»: Вероятно, не только потому, что любите живопись Кустодиева? Ведь в ваших судьбах есть нечто общее.

Александр Марков: Да, я знаю, как ему было трудно оставаться художником такого масштаба, будучи инвалидом. Если большое полотно, очень мучительно натягивать его, мешать краски. Иногда он писал, лежа на спине. Холст был перед ним в горизонтальном положении.

Из детских воспоминаний А.С. Маркова: «Я помню, как бегал по заросшему травой двору, - гонялся за курами. Однажды они взлетели на крышу ледника, я тоже взобрался на нее и… провалился внутрь. Несколько долгих часов просидел я в темноте и холоде, меня искали. Вдруг мать услышала тоненький плач на окраине двора, исходивший из погреба. Вытащили меня оттуда совсем замерзшим. Мне тогда было только три года. Вскоре после этого я сильно заболел. Была температура под сорок, сильные головные боли, тело ломало. Сельский фельдшер лечил меня от простуды, но болен я был полиомиелитом».

«Каспийские новости»: Вернемся к памятникам. В Астрахани есть памятник Петру I. Как вы относитесь к его личности?

Александр Марков: Это личность неординарная. Не случайно первую главу в книге «Пётр I и Астрахань» я назвал «Царь-плотник, царь-антихрист». Старообрядцы считали его антихристом. И находили подтверждения. Например, что он «двуерогий» – носит голландские башмаки с рогатыми пряжками. То есть у него два рога на ногах, как на копытах. Второе – он был рожден от блуда, старообрядцы считали. Законным старообрядцы вообще признавали только первый брак. Если человек венчался один раз, второе венчание будет незаконным. А Петр был рожден от второй жены Алексея Михайловича. Значит, он плод блуда.

«Каспийские новости»: Александр Сергеевич, мы же с вами не можем к этому серьезно относиться!

Александр Марков: Я говорю об аргументах старообрядцев. Далее – царь курил. Ни один истинный православный христианин, считали старообрядцы, курить не будет: только сатана и демоны изрыгают изо рта дым и огонь. Недаром табак в то время называли «бесовским зельем». Еще - у него иногда были припадки эпилепсии. В народе это знали и не признавали болезнью. Считали, что так бес вселялся в человека. А в человека справедливого, религиозного никогда бес не вселится. Поэтому старообрядцы считали, что он антихрист, тем более он брил бороды.

Царь Петр и Астрахань – особая тема для Александра Маркова.
До его книги «Пётр Первый в Астрахани», выпущенной в 1994 году, «восточные амбиции» императора и его усилия по укреплению государства в Прикаспии были исследованы мало. В 2008 году он рассказал об этом в интервью для телевизионного фильма журналиста Наталии Филатовой «От Петра до Путина».

«Каспийские новости»: Ясно, что называя Петра антихристом, вы имели в виду исключительно отношение к нему народа. Русский народ в начале его правления еще не курил, да и старообрядцев еще не извели полностью, было их, вероятно, четверть населения. Но и до сих пор есть разные мнения о Петре I…

Александр Марков: В истории нет сослагательного наклонения. Мы не знаем, что было бы, если бы другой человек унаследовал престол. Во всяком случае, преобразования, в том числе морские, сближение со странами Европы, начались при отце Петра. Считалось, что Алексей Михайлович ввел бы Россию в европейский круг, но не таким жестким путем, как Петр, без таких невероятных жертв. И ведь Петр убил своего сына...

«Каспийские новости»: Ну, это по-восточному.

Александр Марков: Иван Грозный тоже убил своего сына, хотя был истинным христианином.В семьях разборки бывают пожестче, чем расправы с врагами. Агрессивность есть в натуре каждого человека.

«Каспийские новости»: Старообрядчество – такая интересная тема…

-Александр Марков: Большевиков обвиняют, что они уничтожали храмы, иконы. Но то же делало царское правительство в отношении старообрядцев. Официальная церковь тоже не была паинькой в то время: чего только ни делала, чтобы пресечь инакомыслие. Старообрядцы верили в старых святых, которых потом отменили. Также как в СССР – были друзьями Сталина, потом стали врагами народа. Технологии известны, по ним действовали и раньше, мы просто забываем, не умеем сравнивать. Страшно сегодня касаться темы религии…

Марков в Астраханском кремле

«Каспийские новости»:Александр Сергеевич, вас часто можно увидеть в кремле. Вы продаете там книги. Только ради денег?

Александр Марков: В основном, ради денег. Потому что у меня готовы к изданию еще несколько рукописей. Конечно, читателям интересна книга, а не то, как она создавалась и издавалась. Все это делается ради читателей.

Фото из архива А.Маркова

На этом старом фото Александр Марков с рукописными церковными книгами XVII века, которые он принёс в дар Астраханскому историко-архитектурному музею–заповеднику.

Галина Годунова, Дмитрий Трубицин, Николай Телюфанов