Для Владимира Путина мы делали украшения сарматского вождя

 
20 Марта 2017
2697
Фото Дмитрия Трубицина

Чтобы подняться из птушников – своим трудом заработать и высокую должность, и общественное признание, - надо явно иметь не только талант и большие жизненные силы, но и смелость. Этот человек получил известность, делая копии знаменитого золота сарматов. И его придумку оценил сам Владимир Путин… Подробности о своих проектах «Каспийским новостям» рассказал директор Астраханского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника Алексей Булычев.

Каспийские новости: Алексей Александрович, у вас такая интересная трудовая биография. В 16 лет вы начинали с того, что делали меховые шапки, потом стали резчиком по дереву, потом получили высшее образование по специальности «музеевед». И это у вас все было логически соединено. Как так получилось?

Алексей Булычев: Я начинал до перестройки. Была мечта – стать мастером головных уборов. По тогдашней моде мужчины и женщины носили меховые шапки. Считалось, что шапка, особенно женская, - произведение искусства.

Каспийские новости: Мальчик мечтал шить меховые шапки?

Алексей Булычев: Да, в то время профессия скорняк считалась весьма хорошей. Я научился выделывать шкуры, шить головные уборы. А резчиком стал, чтобы делать формы для них. Чтобы сделать сложную женскую шапку, надо не только нарисовать эскиз, но и сделать формовку. И вот я пошел учиться на резчика по дереву. Пока учился – прошла мода на меховые шапки.

Каспийские новости: Зато жену встретили в училище.

Алексей Булычев: Да! И получил самый высокий - шестой - разряд резчика по дереву. Отец тогда сказал: «Сынок, раньше шестой разряд давали людям, проработавшим на производстве 20 лет, поэтому иди, поработай по этой специальности». Я узнал о ярмарке, которую проводила служба занятости. Участвовал там в выставке. И сразу несколько фирм предложили мне работу. Так я устроился в Художественный фонд.

Каспийские новости: И что же вы резали?

Алексей Булычев: Зеркала, карнизы, осетров, лотосы.

01 Резьба

Каспийские новости: Знаю, что даже иконостас делали в церкви Святого князя Владимира.

Алексей Булычев: Да, когда отделился уже от команды Худфонда. Это был мой дебют как руководителя. Очень серьезная, значимая работа. Наверное, самая значимая пока работа в моей жизни.

Иконостас сделали просто блестяще. И с божьей помощью. На энтузиазме за два месяца бригада из пяти человек сделала 12,5 квадратных метра резьбы. Ребята спали на верстаках, но сделали заказ в срок и очень хорошо. Потом, когда у меня была уже бригада из десяти резчиков, появились станки с ЧПУ, я просчитывал – тот объем работ сделать было просто невозможно - даже хорошие эскизы не сделать за такое время... Недавно я был в храме Святого Владимира, показывал детям: «Крест папа своими руками вырезал».

02 Алексей Булычев. Семья

После этого Александр Иванович Федорченко (тогда он был главным архитектором Астраханской области) пригласил оформить коттедж «Астрахань» в Консульской деревне в Санкт-Петербурге. Там мы с женой уже работали как дизайнеры и тоже получили очень хорошие отзывы. Наш астраханский коттедж на берегу Финского залива, где тогда проходил саммит Большой восьмерки, признали одним из лучших по художественному оформлению. И именно наш коттедж выбрали для проживания тогдашнего президента США Джорджа Буша. Затем для празднования своего пятидесятилетнего юбилея его выбрал Пол Маккартни. Таким образом, мы зарекомендовали себя как дизайнеры.

Потом пошли музейные заказы. Начали с оформления музея в Астраханском госуниверситете. Команда у нас была очень хорошая, слаженная. Стали приглашать в музей-заповедник. Мы сделали здесь восемь проектов экспозиций.

Каспийские новости: У вас предпринимательский склад ума. Поступая в университет на заочное, вы же понимали, что музеевед - совершенно не денежная специальность.

Алексей Булычев: Я хотел учиться на истфаке, но был абсолютно уверен, что дипломом не воспользуюсь никогда, и, более того, что никогда в жизни не пойду работать на кого-то, подчиняться кому-то. Но спустя время получил предложение сначала возглавить астраханский кремль, а потом и музей-заповедник.

Каспийские новости: До этого у вас еще был проект художественной галереи в Астраханском театре оперы и балета. Приносила ли галерея вам какой-то доход? Это же весьма смелое дело – пропагандировать в провинции современных художников.

Алексей Булычев: Изначально галерея создавалась как некоммерческая. Картины там не продавались, а в основном просто выставлялись. По большей части те, которые я сумел приобрести, – моя личная коллекция Виктора Николаевича Юшина, других хороших астраханских художников.

Хотелось сделать такое пространство, где бы молодые художники, не имеющие возможности выставляться самостоятельно, могли показывать свое творчество. Вход в галерею был бесплатным. Спустя какое-то время мы стали ограничивать вход на наши мероприятия маленькой символической суммой, потому что мы там угощали. Но даже не в этом дело, просто на третье наше мероприятие пришло столько народа, что, например, я со своими друзьями не смог поместиться, и мы стояли на улице.

Каспийские новости: Но, наверное, в таком случае театр шел вам навстречу, потому что, как я понимаю, надо было платить за аренду.

Алексей Булычев: Мы и платили. Но чаще договаривались с театром, так как наша мастерская была уже достаточно сильной и по дизайну, и по сувенирам, поэтому мы часто делали взаимозачеты с театром. Оказалось очень удобно – мы закрывали потребности театра. Там много вещей сделано специалистами моей мастерской.

Каспийские новости: Вы стали известны как дизайнер, делающий престижные астраханские сувениры. Ваши супер-сувениры дарили первым лицам государства. Они есть у Путина, у Медведева. Как-то в телевизоре, дома у какой-то звезды, я увидела ваш сувенир и подумала: «О, это делал Булычев!». Такой бизнес приносил вам доход?

Алексей Булычев: Этот – конечно.

03 Булычев с Ариной Шараповой

Каспийские новости: Как же вы вышли на столь интересный путь? До вас ведь никто не делал подделки под золото сарматов.

Алексей Булычев: Не подделки, а реплики. Изначально, когда мы занимались сувенирами, это была резьба по дереву – всего три тематики – лотос, осётр и астраханский кремль. Их делали несколько крупных фирм, с которыми мы стали конкурировать. И вот после одной выставки в АГУ ректор Александр Павлович Лунев пригласил нас с женой и показал, какие сувениры он привез из заграницы. Посмотрите, говорит, какие интересные копии с итальянских фресок. После этого мы решили сотрудничать с музеем. Нам в руки попал каталог астраханской коллекции «Золото сарматов», которая тогда выставлялась в Риме. И первое, что мы сделали, - фигурку кулана – дикой лошади в жертвенной позе – украшение сарматской жрицы. Сначала этот сувенир был абсолютно невостребованным. Нам сказали – кому нужна эта дохлая лошадь.

Каспийские новости: Эта вещь есть в золотой кладовой Астраханского музея-заповедника?

Алексей Булычев: Да. Сначала мы сделали ее из фарфора и покрыли краской под золото.

Каспийские новост»: Как же вы могли ее сделать? Наверное, сначала надо было снять оттиски.

Алексей Булычев: Нет. Вещь нельзя делать один в один – закон не позволяет. Мы увеличивали ее на 30 процентов. Реплика должна немного отличаться, чтобы не считаться подделкой. Мы даже договорились с музеем, и в то время платили ему какой-то процент от продажи реплик. Губернатор на одной из выставок очень хорошо оценил наш новый сувенир. И потом мы уже сделали первую красивую вещь из металла.

04 Булычев с Василием Лановым

Каспийские новости: Что вы делали для президента Путина?

Алексей Булычев: Триптих: кулан, фрагмент пикторали и ежа – пряжку сарматского вождя. Пиктораль – это нагрудное украшение сарматского вождя с изображением баранов и сцен терзаний.

Каспийские новости: Какими же временами датируются эти украшения?

Алексей Булычев: Приблизительно четвертым веком до нашей эры. Когда я сам делал из металла эти сувениры, моя мастерская уже была оборудована по последнему слову техники. Были и горелочки разные хорошие, иностранные боры. Я сидел и повторял с фотографии, как устроена эта пиктораль – думал – боже, как могли сделать такое сарматы или те люди, которые с ними расплачивались такими искусными предметами. Вероятно, их не сарматы делали, они же были воинами. Скорее всего, это дело рук мастеров более серьёзных цивилизаций.

05 Пектораль. © swordmaster.org

Каспийские новости: Вы думаете, сарматы заказывали такие украшения?

Алексей Булычев: Нет, вероятно, с ними расплачивались как с наемниками. За то, что они помогали в войне.

Каспийские новости: Знаю, что у вас была идея делать из золота реплики сарматских украшений, чтобы женщины могли носить подобные украшения.

Алексей Булычев: Думаю, это еще впереди, будет когда-нибудь такой интересный виток. Скорее всего, из серебра, с покрытием позолотой.

Каспийские новости: Вы ориентировались на создание подарков для избранных. А рядовые покупатели были у таких сувениров?

Алексей Булычев: Да, огромное количество. Это было целое направление, очень востребованное. Когда мы занимались сувенирами, пришли к выводу, что подарок должен иметь или какую-то историю (это очень важно), или он должен быть сделан персонально для человека. Но так как люди вспоминают о дне рождения за очень короткий срок, то важно, когда у вещи есть история, когда человек, вручая подарок, объясняет, например, что это символ власти и воинского духа или символ мудрости, то есть когда есть легенда, существовавшая много веков назад…

Каспийские новости: Мне очень дорог ваш проект, связанный с моим любимым художником Виктором Николаевичем Юшиным. Насколько я знаю, вы скрасили последние годы его жизни, когда он стал создавать нечто среднее между искусством и тем, что каждый человек может себе купить, даже если он не понимает в искусстве. От этого проекта вы имели какую-то прибыль? И как вообще у вас закрутилось?

06 Виктор Юшин. © astrobl.ru

Алексей Булычев: Юшин был моим близким другом. Живопись я изначально приобретал не потому, что настолько интересовался ею. Просто хотелось помочь художнику. У меня доход был уже достаточный, и я мог себе позволить такие покупки. И предлагал также людям – с моим мнением начали считаться в этом городе. Таким образом мы украшали офисы, базы отдыха – Юшин в это время был востребован. Потом мы показали проект его графических работ об астраханском кремле Марине Анатольевне Зайцевой, выпустили книгу «Крепость». Возили эти работы и в Париж, и в Москву. Они были востребованы.

07 В.Юшин. Крепость. © astrobl.ru

Если бы было больше времени, мы могли бы вывести Виктора Юшина на мировой уровень. Например, в Константиновском дворце предложили сделать его персональную выставку, там очень высоко оценили его работы.

Каспийские новости: Но вы же делали и его недорогостоящие вещи, например, магниты на холодильник. Как Юшин-то к этому относился?

Алексей Булычев: Он их подписывал. Многие из них были с его живой подписью. Сейчас разговариваешь с некоторыми художниками – они говорят: «Ой, авторское право, стоит 200 тысяч рублей». Юшин был открытым человеком. С ним было проще договориться. И он зарабатывал, и все зарабатывали.

Каспийские новости: Почему не повторяется такой опыт с другими художниками? И вообще, каково быть менеджером провинциального художника?

Алексей Булычев: Самое главное, чтобы был такой художник, которого ты сам полюбил. Тогда у нас все получалось от души. Тоже был некоммерческий проект, хотя приносил деньги. Так повезло. В первую очередь это был наш любимый художник, а уж потом мы его предлагали другим.

Каспийские новости: Сейчас вы работаете руководителем государственной организации, да еще такой организации, где надо проявлять и творчество, и коммерческий подход. Каково отрешиться от мыслей, которые двигали вами прежде, – то есть от собственного бизнеса?

Алексей Булычев: Бизнес был уже налажен, я от него отошел еще до того момента. Например, в галерее я просто за ним наблюдал. Считаю, там уже была грамотно выстроена работа. Но в музее мне сейчас интереснее.

Каспийские новости: Когда вы пришли в музей? Вас не ломало, что вы встроились в государственную систему управления?

Алексей Булычев: Это было полтора года назад. Конечно, здесь все по-другому. Мне казалось, в музее люди дорастают до директора, начиная научным сотрудником, постепенно поднимаются. И когда ты становишься руководителем сразу 14-ти филиалов, включая нашу жемчужину - астраханский кремль… И когда прежде у тебя под началом работало максимум 20 человек, а стало сразу порядка трехсот… Первое время было сложновато.

Сложность заключается в том, что попал я в музей в очень сложное время – финансово сложное. Когда я пришел, у музея были очень большое долги. Со всеми долгами мы уже рассчитались, за полтора года очень много сделано, но, тем не менее, все равно нелегко приходится. Сейчас мы тоже фактически просто выживаем. Если бы это было несколько лет назад, с моей командой, с нашими мыслями, мы могли бы заниматься очень серьезным развитием. Сейчас в основном антикризисное управление.

Каспийские новости: Когда вы сюда пришли, было что-то, что вас потрясло? Я говорю о музейных фондах, коллекции музея… Или вы в музее уже все знали?

Алексей Булычев: Здесь более 350 тысяч предметов. Их все знать невозможно. Думаю, даже сотрудники, работающие в фондах, знают не все предметы.

Каспийские новости: И каков ваш рейтинг ценностей Астраханского музея-заповедника?

Алексей Булычев: Моя любимая – Золотая кладовая. У нас также весьма серьезные коллекции палеонтологии, рыб.

Каспийские новости: В чем ценность Золотой кладовой. Ведь в российских столичных музеях и за рубежом, прямо скажем, золото получше экспонируется.

Алексей Булычев: Вы имеете ввиду саму экспозицию?

Каспийские новости: Да. Она в подвальчике…

Алексей Булычев: В подвальчике – это как раз хорошо. А экспозицию, конечно, постараемся поменять. Подавать золото, считаю, надо лучше.

Каспийские новости: Какие там особые ценности – скажите тем, кто не был в музее.

Алексей Булычев: Очень красивые, например, височные серьги. Просто не представляю, как их можно было сделать. Шесть веков до нашей эры.

08 Височные серьги. © swordmaster.org09 Пряжка ''Ёж''. © swordmaster.org

Поражает, как искусно сделан еж. Это пряжка сарматского вождя. У него снимается крышечка, там хранились яды и противоядия.

10 Фалары. © swordmaster.org

Уникальна пиктораль, о которой я уже говорил. Фалары, украшения для сарматских коней. Они крепились на морде и на груди коня.

11 Игорь Прокопенко в золотой кладовой

Мы работаем с VIP-лицами, которые повидали столько музеев мира. Они в восторге. А астраханцы многие и не были в своем музее после школы. Родину свою надо любить, и то, что у нас есть, - очень ценно. Сейчас задача музея – показать как можно больше предметов, которые находятся в фондах. Доставать их и показывать людям. А предметы действительно уникальные.

Каспийские новости: Есть какие-то проекты, которые вы считаете своими в музее?

Алексей Булычев: Да, конечно. Мне помогает то, что я пришел из бизнеса. Очевидные моменты сразу бросились в глаза. Например, пятница была в музее выходным днем. А ведь пятница - это то время, когда музеи нужно посещать. И мы сделали выходным понедельник, а пятницу сделали длинным днем, когда музей открыт до семи вечера.

Я поставил задачу открывать еженедельно новую выставку. Сначала сотрудники сказали, что это невозможно… Также мы сделали музейные выходные. Любое направление берем и человек, отвечающий за него, готовит небольшую выставку, буквально две витрины. Вторая или третья такая выставка была как раз в помещении золотой кладовой. Мы убрали золото сарматов, выставили клады, которые у нас есть - серебряные, золотые монеты. И провели типа квестов. Люди приходили с фонариками, искали клады. Чтобы попасть в золотую кладовую, надо было сначала разгадать некие тайны. Набирались группы по 20 человек, была очередь.

А идея эта появилась так. Мы отвозили экспонаты на выставку «Путешествие Ибн-Фадлана» в Казанский кремль - 21 предмет археологии. И когда их отправляли, я досконально не знал, что это за вещи. А тут пресс-конференция. Я должен был сидеть на ней в одном ряду с руководителями таких больших музеев как Эрмитаж, Государственный исторический музей, Музей Востока, которые привезли большое количество предметов. Я попросил известного астраханского археолога Дмитрия Викторовича Васильева рассказать мне, что за предметы мы привезли, чтобы я ориентировался, если будут задавать вопросы. И он настолько интересно рассказывал о нескольких предметах - о шахматной фигуре, о нашей керамике.

12 Лекция Дмитрий Васильева

И когда он рассказывал, мне пришла мысль, что буквально вокруг каждого предмета, вокруг небольшой витрины с предметами можно устроить такое интересное мероприятие, потому что люди, которые проходят мимолетом по залам музея, не знают, что у каждой вещи есть своя история, и что можно вокруг одной чашечки построить целый рассказ.

Каспийские новости: Давайте теперь ближе к Астраханскому кремлю. Можно ли сказать, что кремль сейчас это ваше больное место.

Алексей Булычев: Я бы не сказал, что больное место. Не знаю, почему так считается.

Каспийские новости: Недавно была критика, насколько я знаю, что кремль мало денег зарабатывает. У вас же там несколько музейных площадок.

Алексей Булычев: Это не просто музейные площадки. Вся территория Астраханского кремля - объект, принадлежащий музею-заповеднику. Я считаю, что кремль зарабатывает достаточно хорошо. Хотя сейчас кризис, кремль в прошлом году заработал на 50% больше, чем годом раньше.

На чем может зарабатывать кремль? На экспозициях и на билетах. У нас достаточно много интересных коммерческих выставок. По этой части все устроено.

В этом году мы вводим новый порядок – я взял пример с Казанского кремля – будем работать с туристическими группами и будем взимать за это плату. Сейчас кремлем все организаторы экскурсий пользуются бесплатно.

Каспийские новости: У вас есть контры с туристическими фирмами?

Алексей Булычев: Понятно, что никто не хочет расставаться со своими деньгами. Почему-то люди решают, что кремлю не нужны деньги, - все, что там происходит, берется из воздуха. Но из воздуха там ничего не берется. Это колоссальная работа коллектива музея-заповедника, который зарабатывает на выставках и вкладывает в кремль большие музейные деньги. Они могли бы пойти на реставрацию памятников, на зарплату сотрудников (а зарплата не очень высокая). Мы занимаемся всей территорией кремля, озеленяем ее. И как требовать от кремля, не вкладывая в него… Чтобы что-то заработать, нужно вложить. Так в бизнесе. А здесь получается, что сейчас мы зарабатываем и вкладываем сами.

Каспийские новости: Ваши «золотые идеи», связанные с кремлем?

Алексей Булычев: Увеличим внебюджет за счет работы с экскурсоводами. Постараемся, чтобы чужих экскурсоводов в кремле не было. До сего времени там было много экскурсоводов, которые даже не имели отношения к туроператорам. Это дикие экскурсоводы. Более того, они могли себе позволить подойти к группе, которую собирают наши организаторы экскурсий, которые платят налоги, и сказать, что, мол, дорого – не берите, возьмите у нас. В этом году, с началом туристического сезона, такого не будет. Надо будет заключить договор только с музеем-заповедником, получить аккредитацию, заключать с нами договор, вносить небольшую часть платы. Из-за того, что туристов много, мы будем больше зарабатывать и тратить деньги на развитие.

Каспийские новости: В прошлом году вы открыли еще одни ворота в кремль. Они будут работать?

Алексей Булычев: Да, эти Никольские ворота открыты постоянно. Считаю, что кремль должен быть проходным. Это тоже была моя идея. В кремле находится колледж культуры, музыкальное училище, находятся наши сотрудники. С площади Октябрьской гораздо легче приходить через Никольские ворота и попадать в кремль - в самую середину кремля. Для меня важно, чтобы женщины в возрасте, которые работают в выставочном зале «Цейхгауз», не обходили кремль вокруг, а заходили напрямую. И конечно, когда кремль стал проходимым, посещаемость там увеличилась.

Каспийские новости: Не планируете ли вы открывать там торговлю? Сувениры продают. А кафе?

Алексей Булычев: Я не сторонник торговли в кремле, хотя разговоры ведутся. Сейчас я читаю обсуждения, что пишут о кремле. Многие дают советы, но половину из этих предложений мы уже давно осуществили. Мы достучаться к каждому человеку не можем. Но хотя бы зайдите на сайт музея и посмотрите. Квесты и многое другое у нас уже есть. А другую половину смелых предложений воплотить нельзя – музей, кремль - это, в первую очередь, все-таки охранный объект. Это памятник архитектуры федерального значения.

Каспийские новости: Можно ли сейчас подняться на колокольню кремля, совершить экскурсию по кремлевской стене?

Алексей Булычев: У нас два новых проекта, где мы ходим по пряслам стен. Но там тоже есть проблема. Прясла стен не до конца зашиты ограждением, а без ограждений ходить опасно. В прошлом году мы открыли еще один участок стены около Житной башни. Планируем, опять же, зарабатывая деньги, вкладывать их в оборудование стен. И обязательно наступит момент, когда мы сможем обойти кремль по пряслам стен. С колокольней вопрос достаточно сложный. В не очень хорошем состоянии находятся ступени. Это опасно. Мы не разрешаем подниматься на колокольню. Только в исключительных случаях, когда кому-то нужно сделать съемку. Плюс колокольня все-таки относится к епархии. Хотя мы отвечаем за часы.

Каспийские новости: Вы – человек творческий, можете делать своими руками. Есть ли у вас сейчас личные творческие планы?

Алексей Булычев: Мы с вами договаривались о встрече, а я ехал с Черного Яра, из Енотаевки, посещал наши филиалы… Времени на свое творчество нет. К сожалению, ничего сейчас не вырезаю. Но очень хочется. Попробую заняться живописью.

Галина Годунова, Николай Телюфанов, Дмитрий Казинский, Владимир Сафонов

Фотографии из архива Алексея Булычева