Голос не скрипка - его нельзя положить в футляр

 
26 Сентября 2016
625
Голос не скрипка - его нельзя положить в футляр

«Классическая музыка входит в моду», - утверждает в интервью «Каспийским новостям» солист Большого театра и Певческой капеллы Санкт-Петербурга, заслуженный артист России Петр Мигунов. Его великолепный бас был украшением очередного кремлевского open-air-спектакля, которым начал сезон Астраханский театр оперы и балета.

«Каспийские новости»: Петр Викторович, какова история ваших связей с Астраханью? Можно ли назвать их дружбой?

Петр Мигунов: Так получилось, что с художественным руководителем и директором Астраханского театра оперы и балета Валерием Ворониным мы вместе учились в Санкт-Петербургской государственной консерватории. Впервые встретились там, когда исполняли детский абонемент «Шедевры русской музыки». Главный режиссер астраханского театра Константин Балакин тоже из Питера. Можно сказать, что в Астрахани закрепилась питерская школа – дирижер и режиссер прекрасно работают в тандеме. Качество постановок астраханского оперного театра просто удивляет. Говорю как человек, разбирающийся в этом: все сделано ярко, красиво, стильно. И очень скромными средствами, без ненужных трат, которые позволяют себе столичные театры. Я приезжаю в Астрахань четвертый раз, и всегда как к себе домой.

«Каспийские новости»: Что вы исполняли прежде на астраханской сцене?

Петр Мигунов: Первый раз я приезжал на фестиваль Барсовой и Максаковой – участвовал в концерте из оперных арий. Потом пел на премьере «Князя Игоря». Это был перенос на сцену спектакля, который прежде исполнялся в кремле. Потом участвовал в премьере «Иоланты» Чайковскогои теперь приехал исполнить роль князя Юрия Всеволодовича в опере Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии».

«Каспийские новости»: Были ли у вас ситуации, когда надо выступать в архитектурных декорациях

Петр Мигунов: Да, сейчас модно – в хорошем смысле модно - делать опен-эйр – спектакли на открытых площадках, в естественных архитектурных декорациях. В Питере проходит фестиваль «Опера всем» - каждый год четыре оперы показывают под открытым небом, «вписывают» их ландшафты Царского села, Петропавловской крепости, Пушкина. Подбираются названия опер, так чтобы они соответствовали месту. И каждый раз,когда видишь природную и архитектурную красоту,поражаешься – стены помогают. Сочетать все это с прекрасной музыкой большая ответственность. Для нас, артистов, волнительно, но очень приятно. И зрителям интересно. Одно посмотреть архитектурный музей, другое дело, увидеть инсталлированное в него представление.

Фото Дмитрия Трубицина

«Каспийские новости»: Как вам показался Астраханский кремль? Каково звучать в нем?

Петр Мигунов: Тонкий вопрос. На открытом воздухе всегда необходима подзвучка. Если это не Арена ди Верона, например. Этот театр изначально был построен как колизей, с отражающими стенами. Там актеры почти всегда поют без микрофонов. Мы же несколько полагаемся на технику. Приходится менять манеру пения: на микрофон работаем чуть-чуть иначе. Когда выступаешь в живой акустике, и твой партнёр поет с посылом в зал, то рядом с ним это кажется даже не очень красиво. Оценить красоту голоса можно только в зале. А когда микрофон рядышком, чтобы было красиво и ярко, приходится формировать звук, не отсылая его зрителям. Это чисто технический нюанс. Конечно когда вокруг такая красота, работать очень приятно. Вообще, конечно, Астраханский кремль – жемчужина – архитектурная, духовная, историческая. Спасибо властям, что они разрешают проводить такие мероприятия. 

Фото с сайта astoperahouse.ru

«Каспийские новости»: По поводу оперы «Сказание о невидимом граде Китеже». Она ставилась в Большом театре, но просуществовала там не долго. Почему? И не слишком ли смелый шаг для нестоличного театра – ставить такую сложную и не очень популярную вещь?

Петр Мигунов: Шаг смелый. Опера –элитарный жанр. Ничего не поделаешь, не все его понимают. Балет в этом смысле проще, там подчас нет сюжета, просто красиво. Если неподготовленного человека привести в оперу и сказать «слушай» - он заснет через 10 минут, ничего не поймет. Для оперы нужна определенная подготовка. Это не шоу и не эстрадный концерт. Тут приходится думать, понимать, уметь слушать, слышать. Подчас надо подготовиться, прочитать либретто, потому что не всегда, к сожалению, (но это такой жанр) полностью понятны слова, плюс сюжеты опер сильно запутаны. Надо быть подготовленным. А то, что Астрахань берется за такие полотна, как «Сказание о невидимом граде Китеже», говорит о высочайшем уровне театра. Там сложнейшие партии. Для моей роли, например, написаны огромные скачки верх-вниз - больше чем на октаву… Не зря Римский-Корсаков на вопрос «зачем он так сложно пишет», - ответил: «чтобы плохой певец спеть не смог»…

Фото с сайта astoperahouse.ru

Опера Сказание о невидимом граде Китеже» настолько многоярусная, что каждый в ней поймет то, что может понять. На эту оперу можно вести и ребенка, потому что там он увидит красивую сказку с волшебными райскими птицами, чудными зверями, со страшными захватчиками. Ребенок поймет вот это. Человек музыкально подготовленный поймет красоту формы, гармонии. Человек, знакомый с историй старообрядчества, увидит переход от язычества в православие. Каждый найдет в ней что ему ближе.

Фото с сайта astoperahouse.ru

«Каспийские новости»: Дима Билан сказал недавно на проекте «Голос», что от сезона к сезону популярная музыка меняется, и в какой-то момент классическая музыка будет в фаворе. Как вы думаете, наступит ли такое время?

Петр Мигунов: Классическая музыка стала модна, в хорошем смысле этого слова. На периферии это пока не так чувствуется, но в Петербурге, Москве на спектаклях очень много молодежи. Причем даже хипстерской. Люди отказываются от попсы и с удовольствием идут на классику. Порой меня просят достать бесплатные билеты, потому что они весьма дорогие. Я сомневаюсь – «ребята, вам будет это интересно?». А они приходят, слушают до самого конца, восторгаются... Что-то меняется, похоже!

«Каспийские новости»: Раз мы затронули тему вокальных конкурсов, как вы считаете, почему сейчас их стало так много. И не только академических вокальных конкурсов, в которых принимали участие вы. Это такая тенденция? Ведь раньше мы все слушали под фанеру. А сейчас хотим живых голосов и на эстраде.

Петр Мигунов: Да, это как раз то, о чем я говорю.Конкурсы- дело хорошее. Для певца это толчок набрать форму. Получить отрицательный ответ на конкурсе - тоже большая школа. Мы, опытные артисты, до сих пор поем кастинги. В театр приезжает режиссер, дирижер. Ты поешь. Режиссеру, бывает, нравишься, а дирижер говорит: «тип голоса не подходит». И тебе отвечают «нет». И «нет» говорят чаще, чем «да».

«Каспийские новости»: Вам часто говорили «нет»?

Петр Мигунов: Конечно.

«Каспийские новости»: Вы не раз пели с Еленой Разгуляевой, в том числе на сцене Большого театра. Она звезда Астраханского театра оперы и балета. Нас, простых зрителей, она просто завораживает. Объясните как профессионал – в чем секрет Елены Разгуляевой?

Петр Мигунов: Во-первых, у нее редкий по красоте голос. Лирико-драматическое сопрано. Таких прекрасных голосов очень мало. Во-вторых, она немыслимый профессионал. Просто немыслимый! Это связано с дисциплиной – дисциплиной мизансцен, выучки нот. У нее все и всегда на месте.

Фото с сайта astoperahouse.ru

Мы работали вместе над «Иолантой» в Большом театре. Там была проблема с главной героиней, и Лену пригласили в последний момент. Посидев в зале, посмотрев несколько репетиций, она вышла на сцену и без единого замечания спела всю партию. И сыграла ее именно так, как просил режиссер. То, над чем режиссер работал с другими исполнителями полтора месяца, Лена смогла сделать сразу, посмотрев несколько репетиций. Плюс она обладает очень хорошей внешностью. То есть у нее целый комплекс исключительных качеств. И в Большом театре ее очень оценили. Мы с ней еще пели «Богему». Думаю, карьера Елены Разгуляевой в Большом театре будет продолжаться.  

«Каспийские новости»: Сейчас это нормальное явление, когда оперные артисты поют на два-три города, на две страны. Расскажите, как организована ваша жизнь. И как вы бережете ваш замечательный бас?

Петр Мигунов: Дело в том, что в театрах Европы практически нет штатных сотрудников. Есть только на маленькие партии. Часто спектакль делается на 3-4 театра, потому что изготовление декораций стоит очень дорого. Спектакль проходит блоками, по очереди в каждом театре. На каждый блок набираются солисты, некоторые не на один блок, а на несколько. Поэтому мы, солисты, постоянно катаемся то в один театр, то в другой. В России эта система тоже набирает обороты. В частности, Большой театр ее активно использует. В ноябре там будет показана опера Бенджамина Бриттена «Билли Бад», поставленная Английской национальной оперой. Только что спектакль прошел в Англии и теперь его привозят в Большой. Я буду там участвовать. После нашего театра спектакль поедет дальше, в другие страны.

Мы все время на колесах, все время в разъездах. Чтобы беречь голос, нужна дисциплина. Как говорит мой папа – он врач – человек начинает петь только от избытка здоровья, а не от его нехватки. Режим дня, сон, питание. Голос, это не скрипка, его нельзя положить в футляр. Голос внутри нас. К сожалению, иногда приходится петь и в плохом состоянии, но мы профессионалы, у нас, как у спортсменов, есть приемы, чтобы привести себя в форму.

Фото с сайта bolshoi.ru

«Каспийские новости»: Петр Викторович, о чем вы мечтаете?

Петр Мигунов: Сложный вопрос. Я прагматик. Я не мечтаю.

«Каспийские новости»: Тогда скажите, каковы ваши ближайшие планы?

Петр Мигунов: Я люблю работать, люблю, когда работы много. А ее очень много (тьфу-тьфу, чтобы не сглазить). Отдыхать я не умею. Практически весь последний отпуск я учил новые произведения на следующий сезон. Через две недели буду исполнять «Иоланту» с Михаилом Плетневым на его фестивале, потом будет «Билли Бад» в Большом театре. И следом буду занят в опере Идиот» по сюжету одноименного романа Достоевского. Эту оперу написал композитор Мечислав Вайнберг, которого мы знаем по старым советским мультфильмам «Винни-Пух», «Двенадцать месяцев», «Каникулы Бонифация». Параллельно он писал очень сложную серьезную музыку. Буду исполнять роль Рогожина. Это огромная психологически сложная партия.

«Каспийские новости»: Вернемся к Астрахани. Ваше любимое место в этом городе?

Петр Мигунов: Набережная Волги. Она так прекрасно сделана, прогуляться там удовольствие. Еще в Астрахани мне всегда везет с погодой, всегда тепло. Не как в Питере. Помню, там был опен-эйр, тоже «Князь Игорь» в Петропавловской крепости. Весь день лил дождь, градусов 12. У меня был красивый белый костюм. Дождь закончился, началась опера. Я пою арию «Дайте, дайте мне свободу» и понимаю, что по мизансцене я должен лечь на пол. А там настоящая лужа. Думаю – ложиться-не ложиться… холодно… Но все-таки, раз столько репетировали, – лег я в лужу, пропел арию. Тут пошел сильный дождь. Оркестр встал и ушел, потому что если вода попадет – скрипки испортятся. Допел я арию. Кончак вышел и вообще не издал ни звука. 

А однажды во Франции на открытой площадке я пел Дон Жуана. Знаменитая ария со списком, точнее ее весьма сложная быстрая часть, все время меня напрягала. Как только я ее запел – стали взлетать самолеты. Рядом был военный аэродром. И практически всю быструю часть не было слышно – такой был грохот. Как только они пролетели, я перешел на более простую часть...

Галина Годунова, Дмитрий Казанский, Николай Телюфанов

Фото Людмилы Ролиной