Мы движемся в малый ледниковый период

 
6 Марта 2017
1118
Фото Дмитрия Трубицина

Когда журналисты пишут об ученых, обычно перечисляют количество научных работ. У Петра Бухарицина их более четырехсот. Плюс два десятка патентов на изобретения. Но интереснее другие факты – он первый в Астрахани доктор географических наук, он летал в Сингапур делегатом Международного симпозиума по льдам, он награжден парадным морским кортиком от командования Каспийской флотилии. А еще Петр Иванович – председатель Астраханского регионального отделения Русского географического общества.

«Каспийские новости»: Петр Иванович, не так давно в теленовостях прошли пугающие сюжеты из Калифорнии о катастрофической угрозе разрушения самой высокой в США плотины. Я сразу подумала о нашей с вами Астрахани. Мы находимся в низовьях Волги, перегороженной множеством плотин, на отметке 28 метров ниже уровня мирового океана. Что будет, если что-то подобное произойдет с какой-то волжской плотиной? Это напрасные фантазии или момент угрозы есть?

Петр Бухарицин: Фантазиям всегда есть место в жизни. Нам ничего не грозит, но при одной оговорке - если это не произойдет на пике половодья. Тогда высокая волна может пойти вниз и несколько повысит уровень водотоков. Хотя она достаточно быстро распластается. Я говорю об этом с уверенностью, потому что в свое время, когда я работал в Гидрометцентре, мы регулярно делали расчеты прохождения такой волны. Якобы американцы, у которых ракеты были нацелены на Советский Союз, не планировали потратить на Астрахань ракету, они планировали взорвать Волжскую гидроэлектростанцию, а все остальное сделала бы вода. Тем не менее, расчёты показали, что волна высотой 6-7 метров пойдет вниз, но быстро распластается. Конечно, при этом пострадали бы населенные пункты выше по течению, но до нас она бы дошла не такой страшной.

«Каспийские новости»: А те, по кому она распластается? Что может быть с ними?

Петр Бухарицин: Ну, для этого потребуется взорвать плотину.

«Каспийские новости»: А если не взорвать? Если она прохудится по каким-то другим причинам?

Петр Бухарицин: Уверяю вас, ничего угрожающего для Астрахани и астраханцев не произойдет. А то, что мы находимся ниже уровня океана… Вот если океан хлынет в планетарную яму, которая называется Каспийским морем, тогда всем не поздоровится.

«Каспийские новости»: А при каких условиях может хлынуть?

Петр Бухарицин: Но океан не хлынет.

«Каспийские новости»: Давайте теперь поменьше проекты рассмотрим. Например, проект канала Каспийское море – Персидский залив, о котором много писали еще полгода назад…

Петр Бухарицин: Чтобы не занимать ваше драгоценное время, сразу скажу, что это чушь собачья.

«Каспийские новости»: Но она же появилась, эта чушь собачья, в заявлениях серьезных людей.

Петр Бухарицин: У журналистов ведь нет ограничений...

«Каспийские новости»: В том то и дело, что не журналисты об этом проекте заговорили.

02 Источник: rcmm.ru

Петр Бухарицин: Ну, кто-то ляпнул, кто-то поддержал. Я несу ответственность за свои слова. Это чушь собачья, потому что никто в настоящее время не будет тратить миллиарды долларов на сомнительный проект канала Каспийское море – Персидский залив. Есть масса других проблем.

«Каспийские новости»: Но были же в этом регионе пусть менее денежные, но тоже смелые проекты, которые состоялись. Например, залив Кара-Богаз-Гол отгораживали от Каспия. А еще планировали перенос рек, строительство канала Волга-Чограй.

Петр Бухарицин: Это как синицу с соколом сравнивать. Да, отсекли Кара-Богаз, практически уничтожили его. Он до сих пор в себя прийти не может, хотя плотину разрушили. Но эта плотина была длиной всего 400 метров, земляная в основном. А вы говорите о проекте на порядки более значимом - и с точки зрения финансирования, и по техническим параметрам.

03 Фото: mycdn.me. Фото Караван судов в ВКК

«Каспийские новости»: Есть проблема колебания уровня Каспия, никто ее не оспорит. Что сейчас происходит с уровнем Каспия и как надо относиться к тем фактам, когда корабли в Волго-Каспийском канале периодически садятся на мель.

Петр Бухарицин: Колебания уровня Каспийского моря - это процесс природный, закономерный. Он зависит от очень многих факторов, и повлиять на него, слава богу, мы до сегодняшнего дня не смогли. И, дай бог, не сможем еще долго-долго. Потому что вторгаться в природные процессы, это все равно, что нарушить равновесие весов, перекладывая гирьки с одной чаши на другую. Природа сама себя регулирует. Так всегда было и будет, даже когда человечество исчезнет. Я думаю, что закончилась эпоха вторжения в природные процессы, когда говорили «мы обуздаем, мы изменим, повернем реки»… хватит уже экспериментировать. Надо жить по законам природы, а для этого их надо изучать и понимать.

«Каспийские новости»: На какой стадии периодических колебаний уровень Каспия находится сейчас?

Петр Бухарицин: На очередном падении. В 1997 году Каспий достиг пика подъема, затем была некоторая стабилизация и опять начал понижаться. И пока еще понижается, хотя некоторые ученые говорят, что эпоха подъема уровня Каспия уже не за горами.

«Каспийские новости»: Так может нам не вкладывать сейчас много денег в углубление Волго-Каспийского канала?

Петр Бухарицин: А это другая проблема.

«Каспийские новости»: Разве она не связана с падением уровня моря?

Петр Бухарицин: Безусловно, связана - и с водностью Волги, и с колебаниями уровня Каспийского моря. Но Волго-Каспийский канал – это природно-искусственный объект, который поддерживается уже более ста лет, потому что люди осуществляют по нему судоходство.

04 Караван судов в ВКК

Если раньше по нему проходили только мелкосидящие баржи и глубина там не достигала даже двух метров (и этого было достаточно), то потом появились колесные, а потом и винтовые пароходы, морские, с осадкой более четырех метров. Необходимо было канал углублять, с каждым годом изымать все больше грунта, а плюс к этому были колебания уровня Каспийского моря и водности реки Волги, поэтому нужно было все время быть наготове, чтобы вовремя изъять лишний миллион тонн грунта. Другое дело, что изымали грунт не совсем разумно, грубо говоря, воду решетом носили. Выбрасывали в сторону, а это же не твердый грунт, который бы упал на дно и прочно там улегся. Это грязь, которая волнением и течением опять сносится в канал. Ее опять начинают загребать, опять сбрасывают за бровку канала.

«Каспийские новости»: И никакого выхода из этой ситуации нет?

Петр Бухарицин: Есть. Мы, группа ученых, внесли ряд предложений, которые способствуют уменьшению объема работ, но в то же время более эффективному поддержанию глубины Волго-Каспийского канала. Суть в том, что грунт надо не сбрасывать за бровки канала, а изымать окончательно и бесповоротно - складировать на сушу.

Вы сами говорите – мы находимся ниже уровня океана и единственные источники грунта на территории Астраханской области – это бэровские бугры, которые беспощадно уничтожаются для строительства дамб, дорог, под фундаменты объектов. Этого делать нельзя. Потому что бэровские бугры уже не вырастут как грибы, а вот грунт, который приносит река, каждый год будет пополняться. Если мы его будем вычерпывать и использовать для хозяйственных целей – это благо. И самое главное мы уменьшим объём необходимых дноуглубительных работ.

«Каспийские новости»: Петр Иванович, давайте теперь углубимся в Каспий. Вы главный специалист по каспийским льдам. Обычно когда говорят о глобальных изменениях климата, все время приводят факты, связанные именно с льдами, - как они таят, что происходит с айсбергами. О чем свидетельствует состояние льдов Каспийского моря?

Петр Бухарицин: Вы сказали о льдах, как об индикаторе потепления. Я противник термина «глобальное потепление».

«Каспийские новости»: Но я не произнесла слово «потепление». Я имею ввиду глобальные изменения климата вообще.

Петр Бухарицин: Я не о вас говорю, а о том, что сейчас на слуху практически у всего населения земного шара. Нас пугают глобальным потеплением, что все льды растают и затопят материки, и мы только на Эвересте найдем спасение. Я и многие мои коллеги считают, что речь идет о колебаниях, о запрограммированных климатических ритмах, которые существовали на земном шаре, существуют и будут существовать. И вот эти ритмы влияют на ледовые шапки как на индикатор.

05 Каспийское море

Основные запасы льда находятся на суше. Это Антарктида, Гренландия. Те льды, которые плавают – в Арктике, в Антарктиде, никак не повлияют на объем воды в океане. Они уже вытеснили воду, и, даже если они растают, уровень в мировом океане не прибавится. Уровень могут прибавить растаявшие ледники на суше, но мы уверены, что здесь ситуация, как с уровнем Каспийского моря: он достиг какого-то максимума, а затем (вне нашего желания и воли, наших каких-то действий) пошел на спад. Так и климатический фактор – он достигнет своего какого-то пока нам мало известно значения и затем… Многие ученые уже сейчас говорят, что наступил малый ледниковый период. Эпоха потепления свойственна переходам с одного состояния природы в другое.

«Каспийские новости»: То есть это не приближение какого-то апокалипсиса? Нам ведь говорят, что приводные процессы будут все более ужасными, с более ярко выраженными эффектами. Значит, мы просто движемся к переходу в другую стадию? В какую?

Петр Бухарицин: Я вам и сказал – в малый ледниковый период. Который, кстати, уже был: в Средние века, в XVI веке Европа замерзала.

«Каспийские новости»: То есть мы будем замерзать?

Петр Бухарицин: Я не о людях. Замерзали ранее незамерзающие водоемы: Черное море замерзало, его прибрежная часть. Тогда коньков в нашем понимании не было, но люди катались на чем придется. И никто же тогда не паниковал.

«Каспийские новости»: Тогда не было средств массовой информации, людям не с чем было сравнивать.

Петр Бухарицин: Вот корень зла этой проблемы вы сами назвали!

«Каспийские новости»: Ну вот, опять журналисты погоду портят…

Петр Бухарицин: Раньше люди были менее информированы и жили тем, что видели. Бабушки предсказывали погоду по луку (сколько на нем оболочек), по другим приметам. Сейчас по этим приметам мало кто гадает. Но каждый день мы видим, что кого-то где-то затопило, где-то все пересохло. Раньше такой массированной информации не было. И складывается впечатление – ну, все, туши фонарь. Надо запасаться и убегать куда-то в катакомбы. А на самом деле это природа, она всегда была такой. А были вообще периоды – 250 миллионов лет назад, 65 миллионов лет назад, когда практически все живое вымирало и вновь восстанавливалось уже в другом облике. Так что переживем, увидим.

«Каспийские новости»: Давайте вернемся ко льдам Каспия. Что-то происходит с ними такое, что вызывает ваш интерес?

Петр Бухарицин: Когда я защищал свою первую диссертацию, кандидатскую, в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте, там были удивлены: специалисты, которые всю жизнь посвятили изучению Арктики и Антарктики, спрашивали меня: «А что, на Каспии льды есть?». И когда я им показал фотографии, что там могут образовываться ледяные горы высотой в 20 метров, они были поражены.

06 Фото: staticflickr.com. Каспийское море

Северный Каспий мелководный, вода в нем быстро охлаждается. 80 процентов поступающей туда воды - сток Волги, река Урал дает чуть больше 10-ти процентов. Поэтому мелководный северный Каспий очень распреснен, и там, при переходе к отрицательным значениям температуры, сразу же появляется лед.

07 Источник: eoimages.gsfc.nasa.gov. Северный Каспий зимой

Первый лед всегда опасен. Рыбаки знают, что остаться в море при образовании льда очень страшно. Этот лед называют «склянка». Он как стекло может разрезать любое судно, даже металлическое. Естественно, что если мы ловим рыбу, добываем морского зверя (а многие десятилетия на северном Каспии зимой добывали тюленя, и люди с риском для здоровья, а порой и для жизни работали на льду), значит, его надо было изучать. Как он нарастает, как дрейфует, как тает. Этим я занимался и буду заниматься.

08 Фото: staticflickr.com. Каспийские тюлени

«Каспийские новости»: Петр Иванович, знаю, что в вашей биографии есть такой факт – вы подавали заявку на зачисление в отряд космонавтов. Что вам, океанологу, было делать в космосе?

Петр Бухарицин: Планета Земля в основном покрыта морями и океанами. Из космоса она видится бело-голубой, благодаря воде, которая ее покрывает. И кому как не океанологу изучать нашу прекрасную планету. Я так и написал тогда в своем заявлении. Моложе был тогда...

«Каспийские новости»: Это было в 1980 году. И вас не взяли?

Петр Бухарицин: Тогда считалось, что военные летчики более подготовлены для работы в космосе. А инженеров стали брать позже. Я немножко рановато подал заявление… А вообще я был готов. У меня первый класс бортнаблюдателя, учился в летном отряде, в Арктическом и антарктическом институте получил профессию ледового разведчика. У меня бы там было много работы, если бы удалось…

Но, тем не менее, с космосом у нас тесные связи, используем спутниковую информацию для картирования ледовой обстановки, процессов затопления. Когда моряна подует, то побережье затапливается до 60, а иногда и до 80-ти километров. В зону затопления попадают населенные пункты, сельхозугодия, животные. Хорошо, если это весной или летом, а если нагон происходит зимой, то вместе с водой на побережье приходит лед. Тогда не обходится без жертв. Вот это все надо тоже изучать, наблюдать, оценивать, предупреждать.

09 Тюлень10 Ледовые исследования11 Ледовые исследования

Галина Годунова, Николай Телюфанов, Дмитрий Казинский

Использованы фотографии и видеозаписи из архива Петра Бухарицина