Мы не используем те ресурсы, которые нам дала природа

 
22 Июня 2016
1076
Глава Республики Дагестан доктор философских наук Рамазан Абдулатипов рассказал в интервью «Каспийским новостям», почему Каспий – его больная тема: рыба отдана браконьерам, порты развиты слабо, сотрудничество соседствующих стран могло бы развиваться активнее.

«Каспийские новости»:
Каспийское море – на карте Дагестана. Как вы используете для себя это обстоятельство? Считаете ли вы его преимуществом? С какими прикаспийскими регионами укрепляете сотрудничество?

Рамазан Абдулатипов: Если говорить правду, беда в том, что мы не используем те ресурсы, которые нам дала природа. Каспий плещется за окном, а мы не понимаем выгоду от такого уникального географического расположения. Не умеем ловить из моря рыбу, добывать из его недр нефть, газ.

Меня привлекает активная работа на прикаспийском направлении губернатора Астраханской области Александра Жилкина. На протяжении многих лет он эффективно взаимодействует с лидерами всех прикаспийских государств. Но и он, как мне кажется, использует 10% ресурсов из 100% возможных.

Каспий – богатейшее море, биоресурсы которого были безжалостно уничтожены в 90-е годы прошлого века. Это прекрасная курортная зона, которая ни в чём не уступает ни Египту, ни Эмиратам. А целебные свойства Каспия превосходят то же Красное море. У нас говорят: «Если хочешь вылечить болезнь – выпей воду из семи родников». Вы представить себе не можете, сколько родников впадает только из моего родного аула в Каспий. У нас в Дагестане к тому же есть сотни горячих и грязевых лечебных источников…

Каспий – это богатейшая природная база для лова и переработки рыбы. А мы и этой отраслью толком не занимаемся. Мы отдали рыбодобычу на откуп браконьерам. Отсюда и такие показатели: уровень обеспеченности населения Дагестана морской рыбой составляет 7%. А ведь мы можем накормить продуктами моря не только себя, но и Москву, Санкт-Петербург, другие регионы, одной только кильки вылавливать до 60 тонн в год. Я не раз ставил перед правительством России вопрос о том, что ресурсы Каспийского моря используются крайне неэффективно. Я просил дать нам не деньги, а рычаги, разработать каспийские программы. Было поручение президента изучить этот вопрос. Но мало что меняется…

«Каспийские новости»: Какими вам представляются перспективы сотрудничества  государств Прикаспия? Где здесь точки соприкосновения?

Рамазан Абдулатипов: Вот уже 25 лет прикаспийские государства топчутся на месте, спорят о статусе Каспийского моря, о том, как поделить его дно. И не могут прийти к единому мнению. Между тем в Прикаспийском регионе проживает 500 млн. человек. Суммарный бюджет стран-соседей по морю составляет 6 триллионов долларов, они добывают сотни миллионов тонн нефти, миллиарды кубов газа. Ещё бывший президент США сказал: «Каспий будет играть в ХХI веке такую же важную роль, какую в ХХ веке играл Персидский залив».

Так как мы недостаточно активно сотрудничаем со странами Прикаспия, сюда идут третьи страны. У нас уже были представители бизнеса Вьетнама, Китая. Они будут завоёвывать рынки. А мы, как всегда, будем вдогонку кричать: «Не отдадим наш Каспий!». Вместо того, чтобы сейчас вместе с нашими соседями - Азербайджаном, Ираном, Туркменистаном, Казахстаном - активно реализовывать совместные проекты. Я был на днях в Иране и убедился: бизнес этой дружеской страны очень заинтересован в совместной работе. Мы по договорённости с Минпромторгом России открываем «зелёный коридор» для овощей и фруктов из Ирана на морских маршрутах «Решт – Махачкала – Астрахань», и далее – по всей России. Почему бы этот же маршрут не использовать эффективно в обратном направлении?

Огромные возможности для сотрудничества с Ираном отрываются в сфере промышленности. К примеру, у нас в Дагестане есть предприятия, которые выпускают тротуарную плитку. В Иране есть месторождение, которое нам наши партнёры предлагают купить за небольшие деньги, и доставлять сырьё на наши предприятия. От иранских портов до Махачкалы всего сутки по морю!

     А в каком состоянии находится Махачкалинский морской порт! Его мощностей хватило бы пропускать до 14-15 млн. тонн грузов в год, но сейчас этот показатель равен максимум 1 млн. тонн.

Для того чтобы Каспий работал на экономику, надо активнее подключать регионы. Эта тема будет звучать на Форуме по межрегиональному сотрудничеству, который состоится осенью этого года в Махачкале. Идею его проведения поддержал Президент России В.В.Путин.

«Каспийские новости»: В каких совместных  каспийских гуманитарных проектах участвует Дагестан?

Рамазан Абдулатипов: Один из крупнейших таких проектов – празднование 2 000-летия города Дербента – был реализован в республике в прошлом году. К нам на праздник приехали гости из всех прикаспийских государств. Также мы ежегодно проводим форум, объединяющий страны каспийской пятёрки - «Каспий - берега дружбы». Он собирает исполнителей из российских регионов и прикаспийских государств. И это неудивительно: ещё Лев Гумилёв отмечал в своей книге «1000 лет вокруг Каспия», что многие народы, в том числе европейские, свои этнические истоки видят вокруг Каспия, который является одним из центров человеческой цивилизации. Именно с просветительской целью два года назад в Дагестане был создан музей мировых культур и религий. И таких гуманитарных проектов у нас немало.

В октябре в рамках Форума по межрегиональному сотрудничеству пройдёт фольклорный фестиваль, одной из площадок которого станет праздник этнической музыки стран Прикаспия.   Самую древнюю крепость в России - Нарын-Кала в Дербенте – мы планируем превратить в постоянно действующую площадку для мероприятий международного уровня – фестивалей классической и этнической музыки.

«Каспийские новости»: Непростая экономическая ситуация открывает огромные возможности для развития внутреннего туризма.  Как эта индустрия развивается в Дагестане? Что вы можете предложить сегодня гостям? 

Рамазан Абдулатипов: В 2015 году туристический поток в Дагестан по сравнению с 2014 годом увеличился на 100 тыс. человек – это неплохой прирост на фоне показателей других регионов Северо-Кавказского федерального округа. Главная гордость и достопримечательность республики, один из красивейших городов России Дербент располагает гостиницами на 1000 мест. Надо восстанавливать и развивать другие туристические направления, строить гостиницы, благоустраивать наши города и аулы. Мест, куда мы могли бы пригласить туристов, в Дагестане немало. Взять хотя бы озера, грязь которых обладает лечебными свойствами – здесь во времена СССР располагались самые лучшие санатории.

В настоящее время разворачиваем работу по строительству нового курорта на берегу Каспия, где будут расположены современные санатории. Общий объём инвестиций составит 350 млн. рублей. У нас есть уникальные места для туристов в высокогорье Дагестана, где водится рысь, леопард, олень, где на высоте около четырёх тысяч метров богатая растительность, водопады и озёра. Например, в Ахтынском районе разрабатываем проект восстановления уникального серного источника – «Солдатские бани».

В республике большое количество уникальных исторических памятников, которые являются жемчужинами мировой культуры. Только в моем родном высокогорном Тляратинском районе насчитывается 127 исторических памятников! Например, в Шамильском районе, в ущелье Хатан-Бугеб-ккал, расположена церковь Датуна — христианский храм, памятник VIII-IX веков. В соседнем ауле я видел камни, на которых с одной стороны нарисован дагестанский кувшин, а с другой - звезда Давида и арабская вязь – свидетельство того, что на этой земле веками в мире существовали народы и религии. Дагестанская земля помнит Александра Македонского, Чингизхана, Тимура.

«Каспийские новости»: Последние события вызывают тревогу: Европа содрогается от терактов. Терроризм это реалии современной жизни. В вашей республике о терроризме знают не понаслышке. В своём недавнем ежегодном послании Народному собранию республики вы сформулировали общий девиз для Дагестана: "Все на борьбу с терроризмом!" Какими действиями властных структур он подкреплён? Какие совместные действия должны предпринять страны Прикаспия, чтобы противостоять мировому злу?

Рамазан Абдулатипов: Не будем забывать о том, что 80% террористических атак на Россию принял на себя Дагестан. Основной «продукт», который мы экспортировали – это террористы различных мастей. Когда в 2013 году я принял руководство республикой, здесь фактически шла война между различными группировками – дагестанцы убивали дагестанцев. Сотни людей (в их числе некоторые депутаты республиканского парламента) выходили на митинги в поддержку террористов. «По какому поводу вы спорите друг с другом? Ведь у нас одна родина, одна вера, - говорил я им.- Только по поводу своей гордыни!» Как известно, только из агрессивной части общества вырастают фанаты и террористы.

Мы провели огромную работу, подключили к ней и смогли объединить общественные институты, которые до этого были разрознены. И вот за два с половиной года в Дагестане резко сократилось число террористических актов, хотя угрозы сохраняются. Если в 2012 году было убито более 100 сотрудников правоохранительных органов, то в 2015 году – 12. Кстати, уровень преступности в Дагестане в 3,5 раза ниже, чем в среднем по России.

Мне самому пришлось многому учиться, чтобы эффективно руководить работой антитеррористической комиссии. Её выездные заседания проводим в районах республики, подключаем население к борьбе с фанатизмом и экстремизмом. Нам удалось сформировать в сознании большинства жителей Дагестана неприятие терроризма. Но, как говорится, в семье не без урода: есть единицы, которые сотрудничают с террористами. Более тысячи дагестанцев уехали в Сирию и воюют на стороне запрещённой в России террористической организации ИГИЛ. Мы считаем их предателями.

Нельзя терять бдительность, ослаблять антитеррористическую работу, чтобы эти люди не возвращались обратно в Дагестан в качестве организаторов терактов, инструкторов.      

«Каспийские новости»: Общая проблема прикаспийских регионов – браконьерство – судя по сводкам, в Дагестане стоит особенно остро: на незаконный промысел выходят байды с подвесными моторами мощностью 450-600 лошадиных сил, оснащенные спутниковой связью,  навигационными приборами, а зачастую и с оружием на борту. Как ведётся в республике борьба с  ними?

Рамазан Абдулатипов: Главная причина и корень браконьерства заключается в том, что в 90-е годы многие предприятия в Дагестане развалились, и люди остались без средств к существованию. Те, кто выходит в море на промысел на байдах, оснащённых спутниковой навигацией, – это теневая экономика. И на борьбу с нею до сих пор руки ни у кого не доходят. Кого только после развала СССР мы ни пытались привлечь в Дагестан на охрану биоресурсов – а эффективности от такой работы мало. Многие вопросы в этой сфере федеральные министерства пытаются решить в обход регионов. И поэтому работают стихийно, с опозданием. Так нельзя. Считаю, что мы смогли бы и сами навести у себя порядок, обеспечить охрану биоресурсов.

БЛИЦ

Любимое место:

Дом на берегу Каспийского моря.

Любимое национальное блюдо:

Лепёшка хычин, начинённая домашним сыром или брынзой, картошкой, сдобренная растопленным сливочным маслом и дагестанский хинкал.

Историческая личность:

Для меня это Пётр I. Находясь в Дербенте во время подготовки к Каспийскому походу, он дал указания по обустройству порта, развитию виноделия. Пётр I был величайшим государственным деятелем, который приобщал к Государству Российскому морские пространства.

Сергей Попов, Владимир Сафонов при поддержке пресс-службы главы Республики Дагестан

Абдулатип_флаг.jpgАбдулатип_стол.JPG