«Мы выбираем из того, что нам предлагают»

 
11 Декабря 2017
710
Фото: ytimg.com

Заслуженная артистка России, любимая миллионами телезрителей звезда телесериалов «Кухня» и «Отель Элеон», Елена Ксенофонтова дала эксклюзивное интервью «Каспийским новостям». Совсем недавно актриса, которая сыграла немало лучших театральных ролей, долгое время работала в Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна, снялась в «Тайге» Валерия Тодоровского и многих других кинофильмах и сериалах, приезжала в Астрахань со спектаклем «Председатели земного шара», который шел в ТЮЗе. Спектакль своеобразный, «очень зыбкий», как сказала сама Елена Ксенофонтова, спектакль, в котором, по ее мнению, все сложно, и успех зависит от многочисленных факторов и от настроя зрителя… Но ведь иначе у настоящих артистов и не бывает!

Каспийские новости: Елена, вы родились в Казахстане, а часть нашей большой аудитории как раз проживает в этой стране. Я думаю, им будет очень приятно, если вы вспомните своё детство в Казахстане. Какие ассоциации у вас возникают, когда вы вспоминаете о детстве?

Елена Ксенофонтова: Когда-то у меня были не самые лучшие воспоминания ... Прошло время, я съездила к себе на Родину и акценты расставились сами собой, поэтому воспоминания на самом деле в большей степени светлые.

Я почему-то помню зиму, высокие сугробы, много снега… Удивительно, ведь снег в основном ассоциируется с Россией. Еще помню казахские полынь, маки, тюльпаны... Возникают ассоциации с моей     бабушкой… Знаете, когда деревья были большие - всё кажется совсем другим и таким уже не будет никогда.

Помню казахские народные сказки, там был знаменитый казахский богатырь и баба Яга - жалмауыз кемпір (смеется).

Да, во втором и третьем классе я учила казахский язык, не скажу, что сильно преуспела, но читала я по-казахски очень хорошо и много знала.

Каспийские новости: Это было нужно или вы так захотели?

Елена Ксенофонтова: Нет, это была школьная программа. Но я была хитра, и с одной девочкой-казашкой, у которой были трудности по русскому языку и математике, мы заключили сделку: она мне делала казахский, а я ей делала всё остальное. В конце концов нас с ней раскусили, меня обязали к ней ходить в аул и учить её русскому и математике, что успехом не увенчалось, а меня заставили учить казахский язык.

Каспийские новости: А потом уже во взрослой, творческой жизни как-то пересекалась судьба с Казахстаном?

Елена Ксенофонтова: Пока нет. Единственное, приятно, когда читаешь в интернете, что из Казахстана вышли Янковский и Ксенофонтова. Но я съездила в Казахстан, и в своём городе (Хромтау – прим. «КН») дала благотворительный концерт.

Каспийские новости: Хорошо приняли?

Елена Ксенофонтова: Не то слово! Мне казалось, что я буду интересна только русскому населению, но это отнюдь не так. В зале я даже не знаю, кого было больше. И после я давала автографы, отвечала на какие-то вопросы, невероятный интерес был, и я поняла, что надо было приезжать с двумя вечерами!

Каспийские новости: Вы актрисой мечтали стать с детства? Всё было традиционно?

Елена Ксенофонтова: Нет, как об этом можно мечтать, если ты не знаешь, что это такое, по сути. Маленький казахский шахтёрский городок, ощущение такое, что никогда из этого котелка не вырвешься. Ты должен мечтать только в пределах этого пространства. Поэтому - какая там актриса! ... Но потом я увидела какой-то телевизионный спектакль. И вдруг захотела это попробовать, поняла, как это интересно. И не как у Нины Заречной - не важно кем, главное знаменитой - я целенаправленно хотела быть именно театральной актрисой, никаких мечт по поводу кино, мне казалось это совсем недосягаемо.

Каспийские новости: Процесс привлекал, не слава?

Елена Ксенофонтова: Да-да. И мне важно было, что Я буду выбирать, а не меня. И собственно, я это до сих пор как флаг несу. И это мешает мне быть, наверное, в тусовке, поскольку я такая одиночка. Я вовсе от этого не страдаю. Но если ты становишься известным, значит ты должен соблюдать некоторые правила публичного человека. Вот я их нарушаю.

Я почти нигде не бываю, меня трудно куда-то вытащить, езжу я только на гастроли. И то, если это связано с театром, в большей степени, если это киношные экспедиции, я найду много причин, чтобы от этого отказаться в силу того, что у меня дети. Я такой, знаете, человек в своей норке, совсем не то, что должно быть.

Каспийские новости: Это негативно отражается на вашем творчестве, становится меньше предложений?

Елена Ксенофонтова: Я знаю одно, что я никому не надоела, и когда я всё-таки появляюсь, мне рады. Может быть, было бы больше работы. Но я не страдаю от недостатка работы, я крайне избирательна, надеюсь, мне это будет небесами позволено ещё какое-то время. Потому что от процентов семидесяти предлагаемой работы я отказываюсь.

Наверное, самый большой выбор для меня – выбор между детьми и работой. И всегда сидящий вопрос - что же ты получила за ту ерунду, в которой работала? Мне не хочется, чтобы мне было стыдно перед своими детьми.

Каспийские новости: У вас очень интересная премия имени Тамары Макаровой за работу в театре и кино во время обучения. Это результат того, что вы студенткой настолько себя самопрезентовали или вы искали эту работу?

Елена Ксенофонтова: Я ничего не искала, пришла и училась. Но так получилось, что со второго курса я уже играла в театре на одной сцене, в одном спектакле со Львом Дуровым и Валентиной Талызиной.

На втором курсе я уже имела три роли, играла Нину Заречную, работала вместе с Васильевой, Филозовым, Глузским, Дворжецким - и я пигалица-второкурсница!.. А на третьем курсе я уже в театре играла Дульсинею Тобосскую.

Надо ли мне было ещё что-то искать?! Я, естественно, от всего отказывалась и отказывалась от кино. Первая моя работа случилась в кино в 30 лет. Потому что до этого я была абсолютно театральной актрисой, и я ни о чём не жалела, мне ничего не нужно было. Когда у тебя по 26 спектаклей в месяц, и когда ты в основном в единственном составе, нельзя прийти к режиссёру и сказать: остановите, закройте репертуар, я хочу на месяц уехать.

Каспийские новости: Сейчас вы тоже не жалеете о том, что так поздно начали сниматься?

Елена Ксенофонтова: Я ни о чем вообще стараюсь не жалеть. Может быть, если бы я начала тогда, сегодня моя карьера закончилась. А у меня есть ощущение, что у меня все только начинается…

Каспийские новости: Есть мнение, что театр – это гораздо серьезнее, чем кино. То есть в театре – настоящие актеры, а в кино – это lite-вариант. Что вы на это можете сказать?

Елена Ксенофонтова: Полная ерунда! Киноактриса и театральная актриса – это разные профессии. В принципе.

Каспийские новости: То есть можно быть удачной театральной актрисой и не состояться в кино? И наоборот?

Елена Ксенофонтова: И таких много. Я знаю потрясающих театральных актеров, которые вообще не востребованы в кино. И даже если они востребованы, они не так интересны и не так индивидуальны, как в театре. Более того, я скажу вам, что есть несколько суперизвестнейших артистов, которые смогли реализоваться либо в том, либо в другом. Может, меня сейчас закидают помидорами, но я считаю, что Янковский в кино был несопоставимо глубже, интереснее и харизматичнее, чем в театре. При том, что он был хороший профессиональный актер.

Если тебе удается, пусть не в равной степени, но хотя бы близко расположиться и там, и там, и поймать волну и быть в истории, это дар небес и прекрасно! Но только вы должны понимать, что освоили две разные профессии. Да, театр посложнее – в театре все здесь и сейчас. Вот я сейчас вышла, и никому нет дела до того, что у тебя творится в душе, жизни, что с твоим здоровьем. Вот есть два часа, вот есть зал. Либо ты его взял, повел за собой, и он твой – либо провал. И никто тебе не может помочь, ни свет, ни монтажер, ни музыка. Вот ты голый! И ты знаешь реакцию сейчас. А в кино то, что ты делаешь сейчас, это вообще не конечно. Потом проходят месяцы, а то иногда и годы. Тебя можно вырезать, можно смонтировать, можно выставить вперед, можно увести назад. И это корабль, который тобой вообще не управляем.

Это разные вещи. В театре одну и туже ситуацию мы можем репетировать месяцами, это входит во все твои вены… За всю жизнь у меня такое количество спектаклей, и в любой момент меня спроси любую роль, я ее текст скажу, и свой, и партнеров. Я знаю все эти спектакли наизусть. В кино срабатывает иная память, потому что ты учишь здесь и сейчас. У меня спроси вечером этот текст, я его никогда тебе не скажу. Это технически совсем разные вещи. И способы выражения разные. То, что можно в кино передать подрагивающей ресницей, в театре зрители не увидят. Вся эта пластика тела, другие обертона голоса, вообще другое… Ну как это можно сравнивать?

Каспийские новости: Вам где комфортнее?

Елена Ксенофонтова: Везде.

Каспийские новости: То есть вы освоили обе профессии. А умеете вы быстро переключаться?

Елена Ксенофонтова: Если бы я не умела переключаться, я бы уже была любимым пациентом психиатрической клиники. Конечно, я оставляю все время некую дистанцию между собой и персонажем, иначе просто можно сойти с ума. У меня была ситуация, когда я репетировала параллельно четыре спектакля. В трех из них я играла главную роль.

Да, тяжело было не сойти с ума, однако мне это удавалось. Причем я приходила домой, у меня голосил ребенок, были какие-то свои проблемы, мы все живые люди. Ну а что делать?..

Каспийские новости: Ну, а если представить себе такую ситуацию, что поставили вас перед выбором: либо театр, либо кино.

Елена Ксенофонтова: Я не хочу, чтобы меня ставили перед таким выбором. Потому что это ужасно! Потому что это пытке подобно! Да, я бы, например, сказала: «Театр». Но я тогда умру с голоду, и мои дети будут лишены возможности жить так, как они привыкли жить. Я не смогу поддержать своих родных и близких. Я не смогу помогать тем людям, которым я пытаюсь помогать. Я перестану быть свободной, потому что зарабатываю я в кино. И определенный кайф я получаю в кино. Это не объяснить. Я не хочу это терять. Это жесткий, страшный выбор.

Жизнь – это такие качели. Иногда я делаю свой выбор в пользу театра, иногда - в пользу кино, в зависимости от обстоятельств, в зависимости от проекта, который предлагают. Мне все время приходится чем-то жертвовать. У меня много раз были ситуации, когда я отказывалась от очень крупных проектов ради какой-то одной роли, потому что мне не хотелось распыляться. И проигрывала, потому что именно этот проект закрывали, например, не хватало денег. И я теряла все! У меня были такие периоды, когда я шла и брилась наголо. Таким образом борюсь с депрессией. Поэтому нельзя такой выбор ставить артисту.

Каспийские новости: Для многих актеров высшим пилотажем считается играть Чехова.

Елена Ксенофонтова: Ну, допустим.

Каспийские новости: У вас все в порядке с этим. Чехова вы играли, главные роли. Вы тоже с трепетом относитесь к этому драматургу?

Елена Ксенофонтова: Чехов – фантастический драматург. Чехов – один из немногих, кто обладает таким чувством юмора, близким мне. Но я не люблю, когда начинают относиться к этому с придыханием: «Боже мой! Чехов так не думал! Так нельзя!» Я никогда не забуду, как мне однажды сказали: «Так нельзя читать Пушкина». А как можно? Вам лично Пушкин говорил, как его надо читать? Чехов хорош тем, что в его пьесах столько воздуха, столько подтекста и столько дополнительных смыслов, что сколько не ставь эту пьесу, она всегда будет разная, всегда это будет какое-то новое слово и новое прочтение. Но сказать, что в этом есть какое-то придыхание… Да, я избалована. Да, я играла Заречную. Да, я играла Наталью Ивановну. Но я, например, с не меньшим трепетом отношусь к Толстому, к Достоевскому, к Бунину, к Набокову.

Я не считаю, что это должна быть какая-то планка. «Я сыграл Чехова и это планка». Я мечтала когда-то сыграть в «Укрощении строптивой» Шекспира, мечтала сыграть Аглаю в «Идиоте». На тот момент мне это было близко. Сейчас я уже, наверное, не мечтаю о конкретной роли. Такими короткими перебежками начинают строиться мои мечты, потому что очень быстро приклеивается клише. Один раз ты сыграла какую-нибудь интеллектуальную стерву, и появляется мнение, что ничего другого ты сыграть уже не можешь. И даже попытки сказать: «Идите в театр, посмотрите! Я другая! Я умею быть разной!», они бывают бессмысленными. Тебя все равно по накатанной годами приглашают на одни и те же роли. Ты отказываешься, тебя снова приглашают.

И либо ты соглашаешься, чтобы быть в обойме или просто прокормиться, либо о тебе просто забывают. Понимаете? И когда это пресыщение уже где-то вот здесь [показывает рукой у горла], ты говоришь: «Хочу сыграть Бабу Ягу!» … Иногда тебе везет, чаще нет. И сидишь, и ждешь какой-то роли, которую ты не играл.

Каспийские новости: Но вы же сказали, что пока вольны выбирать и это делаете!..

Елена Ксенофонтова: Ну, вы знаете, это иллюзия. Мы выбираем из того, что нам предлагают.

Каспийские новости: Елена, вы долгое время - 14 лет - работали в театре Армена Джигарханяна. Расскажите, что у вас за впечатления об этом периоде?

Елена Ксенофонтова: Я уже говорила, я никогда ни о чем не жалею. Представьте, что такое 14 лет! Это целая жизнь. А актерская жизнь – это почти половина. И как я могу об этом жалеть? Я сыграла там очень много. Армен Борисович, когда я пришла, дал мне относительную свободу. Я переиграла там все, что можно. И был определенный период такого фантастического сотворчества и сопонимания, и я была где-то даже музой театральной, потому что он пытался что-то сочинять для меня. Это был прекрасный период, и я не могу его забывать, не быть благодарной. И я делаю все для того, чтобы именно это в памяти сохранилось. А не мышиная возня, которая последовала позже и закончилась так, как закончилась. Моя жизнь в этом театре закончилась. История эта закончилась. Всякое бывало, это тоже опыт, который нас формирует. Все, что нас не убивает, делает сильнее.

Каспийские новости: А что вы думаете о той скандальной ситуации, которая сейчас сложилась вокруг этого театра и конкретно Армена Борисовича?

Елена Ксенофонтова: Ситуация пошлая, мерзкая, гадкая, но закономерная. Большего я не скажу.

Каспийские новости: Ясно. Многие вас знают по многочисленным сериалам. Мне интересно, почему вы в них снимаетесь? Чтобы быть на плаву и быть в обойме, чтобы элементарно зарабатывать? Или вам действительно это нравится?

Елена Ксенофонтова: Ну, вы не правы, у меня есть не только сериалы, но и фильмы. Мне предлагают полные метры, но это порой неинтересно для меня как для актрисы по сравнению с тем, что предлагают для телевидения. Сегодня реальность такова.

Мне порою вообще интереснее сниматься за просто так у студентов. Они меня питают энергетически. Я вдруг вспоминаю, какие мы были одержимые этой работой, фанатичные, незажравшиеся селебрити. Поэтому вот сегодня такой период. Мне предлагается то, что предлагается. Я выбираю из этого лучшее.

Каспийские новости: То есть у вас нет никакой любви, привязанности к сериалам?

Елена Ксенофонтова: Ну, это смешно!

Каспийские новости: Есть такие, которые говорят: «А нам нравится сниматься в сериалах. Это клево. Аудитория нас уже знает, помнит».

Елена Ксенофонтова: Нет. Это не клево. Хочется разного. Хочется поиска. Иногда от этого устаешь. Большой сериальный проект тоже зачастую превращается в пирожковую. Давайте будем честны!.. Но ведь и в твоих же собственных силах не допустить такого абсолютного, извините, лабания. Ты же можешь и сам себя уважать и не сниматься за пять копеек на пять копеек, а за рубль – на рубль. Потому что зрителям все равно, сколько тебе заплатили и чем продиктовано твое желание-нежелание работать в этом проекте. Им вообще по барабану. Но хочется видеть результат. И я должна быть одинаково доказательна везде. И всегда.

        Наталия Филатова, Дмитрий Казинский,

Николай Телюфанов, Яна Моргун