Нас не волнует, что творится в правительствах наших стран, нас волнуют отношения между людьми

 
7 Ноября 2017
309

С 26 по 29 октября в Астрахани проходил второй международный фестиваль джазовой музыки «Дельта Джаз - 2017», город посетили музыканты из Италии, Москвы, США, также выступал биг бэнд из Астраханской филармонии.

Одним из самых долгожданных гостей стал музыкант из США с мировым именем, пианист и композитор Артуро О‘Фэрилл со своим квинтетом. Это его сыновья, Адам О’Фэррилл (труба) и Зак О’Фэррилл (барабаны), а также Чад Браун (саксофон) и Борис Козлов (контрабас). Невероятная музыка коллектива заслужила огромное признание, получив Грэмми в 2009 году за лучший альбом латинского джаза “Song for Chico”, и такую же награду в 2015-ом за альбом «The Offense of the Drum». Отец Артуро – Чико О’Фэррилл – ранее руководил Afro Latin Jazz Orchestra, с которым сейчас гастролирует его сын.

«Каспийским новостям» и другим журналистам удалось пообщаться с джазменами на состоявшейся в Астраханском театре оперы и балета пресс-конференции и расспросить музыкантов о джазе, жизни, работе...

«Каспийские новости»: Очень хочется познакомиться с каждым из вас в отдельности, чтобы вы рассказали о своем творческом пути и о дальнейших планах.

Артуро О’Фэррилл: Мы обожаем играть. Наша музыка действительно другая, она происходит из разных мест, джаз - это слово, описывающее музыку международную, универсальную для всех, которая объединяет людей. Все, кто сейчас сидят за столом, представляют разные взгляды на музыку, даже мои сыновья буквально с другой планеты в музыкальном смысле слова. Они слушают разные группы, их волнуют разные вещи. Борис и Чад тоже представляют джаз иначе, чем это делаю я. Джаз не определяется однозначно.

На самом деле, у многих возникают сомнения в том, может ли это слово – джаз - описывать ту импровизационную музыку, что мы играем. Мы благодарны, что слушатели получили удовольствие от концерта, несмотря на то, что сыгранные на нем произведения все же отличаются от классического джаза. Мы всегда рискуем, потому что не знаем, понравится ли людям то, что мы играем, но мы делаем это честно и от всего сердца. И еще один момент, я подчеркну, что мы благодарны вам за приглашение, мы не можем поверить, что вы нас пригласили в это красивейшее место, которое вы называете домом. Мы несказанно благодарны.

Адам О’Фэррилл: Честно сказать, мы играем нашу музыку уже довольно давно, как минимум пять лет, и мне очень интересно видеть, как каждый раз, особенно если играешь в разных местах, она несет какой-то особый смысл. И в России те же мелодии, что мы играем уже несколько лет, приобретают собственное звучание. Меня поразило, насколько живо люди в Астрахани реагировали на нашу музыку. Ведь в каждом городе все по-разному, какой-то удивляет, какой-то разочаровывает, реакция слушателей совершенно непредсказуема. И здесь нас прекрасно приняли, это было одно из самых запоминающихся выступлений. Для меня особенно важно играть именно с этими людьми, понимаете? Двое из них моя семья, а Бориса и Чада я знаю уже очень давно, и это музыкальное путешествие с ними вместе для меня имеет огромное значение.

«Каспийские новости»: После Астрахани вас ждут в Саратове. А в каких городах вы уже были, и где вам еще предстоит выступать?

Борис Козлов: Мы прилетели в Калининград 4 дня тому назад. Потом играли в Москве в резиденции посла, который только начал работать... Позавчера играли в зале Чайковского. Прилетели к вам, завтра в Саратове, потом в Сочи, Краснодаре, Воронеже, Курске…. А затем все разлетаются по разным странам.

«Каспийские новости»: Артуро, ваш отец – Чико О’Фэррилл – считается гигантом латино-американской музыки. Вы думаете, на вас так гены повлияли, что даже дети стали музыкантами? Или в вашей стране просто невозможно не стать джазменом?

Артуро О’Фэррилл: (поднимает программку со своей фотографией на обложке) Вот здесь я дирижирую оркестром на Кубе. Мы отвезли прах моего отца обратно на Кубу, а еще отпраздновали его день рождения два дня назад. Думаю, мы были какими-то духовными силами направлены на этот путь. Я вообще считаю, что нас направляют наши предки. И мой отец, в том числе, был очень важным человеком в моей жизни даже после своей смерти. Его жизнь была наполнена потрясающими событиями, творчеством, он был очень духовным человеком. Так что у меня просто не было выбора, кроме как пойти по его стопам в надежде, что когда ты ведешь хорошую жизнь, подавая пример детям, и они выберут такой же путь. Это духовное наследие.

«Каспийские новости»: Продолжая семейную тему, вопрос сыновьям Артуро, Адаму и Заку. Задумывались ли вы о том, что уже ваши дети будут музыкантами?

Адам О’Фэррилл: У меня детей пока нет, и я не знаю, когда они появятся. Но Чад вот сейчас говорит мне, что им нельзя позволить стать музыкантами (смеется). Но это будет зависеть от их желания.

Зак О’Фэррилл: Не думаю, что у меня вообще будут дети (смеется). Думаю, одна из причин, что мы с Адамом стали музыкантами, это тот факт, что нас никто не заставлял, не делал музыкантами. С раннего детства замечательная музыка и интересные люди окружали нас. Когда ты растешь в музыке, тебе нужны интересные люди рядом. И когда ты выходишь во взрослый мир, заводишь друзей, чьи родители НЕ музыканты… Ты такой, ух ты, а где же сумасшествие? Мне его не хватает! Но мы безумно любим музыку. Мы стали музыкантами не потому, что нам пришлось, а потому, что этот мир невероятно глубокий и загадочный, кроме того наш отец и дед – талантливейшие люди - мотивировали нас захотеть погрузиться в этот мир.

Артуро О’Фэррилл: Добавлю только, что моему отцу когда-то задавали тот же вопрос. И он сказал: «Господи, только не это! Не дай Бог, они станут музыкантами» (смеется).

«Каспийские новости»: Сложно ли играть в коллективе, которым руководит твой отец, или же наоборот, есть какие-то плюсы?

Адам О’Фэррилл: Это не сложно, но это открывает разные стороны тебя, когда ты работаешь с теми, кто НЕ твоя семья. Я думаю, что когда ты работаешь вообще с близким тебе человеком, особенно с членом семьи, есть некая особая динамика… В том, как вы подходите к разным вопросам, мне кажется, иногда важно четко знать уровень, на котором вы находитесь по отношению друг ко другу. Для себя я понял, что работа с семьей помогает открыть новые уровни отношений между вами. Я имею представление о том, какие отношения должны быть между мной и другим музыкантом (не членом моей семьи) для максимально продуктивной работы, поэтому и пытаюсь изо всех сил выстроить такую связь.

Артуро О’Фэррилл: Работать с семьей не сложно, это просто ощущается иначе, ведь это самые близкие тебе люди. Есть уровень доверия, который невозможно достичь с чужими людьми.

«Каспийские новости»: Борис, последние 20 лет Вы работаете на американских площадках и мероприятиях. Для вас американская сцена более удобна, комфортна, перспективна в плане возможностей, чем российская? Или вы совмещаете игру в обеих странах?

Борис Козлов: Я появляюсь тут как можно часто, потому что семья в Москве, родители. Не так часто удается, но я стараюсь. Если есть гастроли в Европе, обязательно выделяю пару дней, чтобы повидаться с родными. Я уехал в 1991 году за 2 месяца до известных всем августовских событий, поэтому считаю себя советским американцем, ведь уезжал я из Советского Союза. Причина отъезда только профессиональная. Комфортно ли? Мне кажется, не может быть комфортно и удобно, сцена заточена под новизну, импровизацию, все постоянно меняется. Сейчас, конечно, привык. Основная задача была показать себя не для того, чтобы сидеть и работать, а чтобы колесить с такими вот коллективами. Я живу в самолете.

«Каспийские новости»: Как вы считаете, способствует ли музыка взаимопониманию между народами и культурами? Если да, то как улучшить эту коммуникацию?

Артуро О’Фэррилл: Я думаю, что музыка – один из важнейших инструментов общения между разными культурами. Богатые традиции русской музыки и ее вклад в США просто огромен, мы в неоплачиваемом долгу перед Россией за этот неоценимый вклад. Нас не волнует, что творится в правительствах наших стран, нас волнуют отношения между людьми. То, что вы дарите нам, и что мы дарим вам в ответ. Смысл жизни именно в этом. Мы поистине живы, только когда наслаждаемся этим редчайшим подарком жизни - искусством.

Чад Браун: Я уверен в том, что музыка – единственный язык, на котором можно общаться без слов. Музыка и танец. Мы много делаем, мы выступаем, учим детей в колледжах, записываем музыку. Но для меня и, думаю, всех, кто сидит за столом, нет ничего лучше, чем путешествовать по миру. Особенно туда, где не говорят на английском, потому что посредством музыки мы можем общаться со слушателями, даже не зная языка.

«Каспийские новости»: Борис, вы покинули страну в 1991, хотя здесь уже начали делать свою карьеру. Через что вам пришлось пройти, чтобы доказать в США, что вы чего-то стоите?

Борис Козлов: Доказывать никому ничего не нужно, во всяком случае, это не может быть главной целью каждодневного творчества. Доказывать приходится самому себе. Насчет карьеры, помню, когда я вернулся из Англии в 1989 году и вдруг меня все ждут. В ‘91 меня даже поставили лучшим молодым музыкантом страны, и все такое... Но я-то понимал, что я никто и ничего не знаю. Мне всегда казалось, что есть люди, у которых есть внутренний стержень, которые сами знают, куда двигаться, чему учиться, на какие ступеньки творчества вставать. Я не из таких людей. Я из тех, кому нужен пинок под зад. Нужно вечно с кем-то тереться локтями. А джазовая музыка в любой ее составляющей – это фольклорная музыка, которая постигается только через трение локтями. С точки зрения карьеры, тогда мне было важно двигаться дальше, чему-то учиться. После приезда в Нью-Йорк я понял, насколько большие у меня пробелы в знаниях базовых традиций джаза и музыки, пришедшей из Африки. Сейчас сложно встретить тех музыкантов, кто не знаком с основными музыкальными направлениями. Сейчас у людей есть доступ ко всему, в то время таких возможностей не было.

«Каспийские новости»: А где вы оказались, когда приехали в Америку? Сразу в ресторан пошли работать? Как выживали?

Борис Козлов: Во-первых, давайте определимся с тем, что мы не называем это Америкой. Я был с концертом в Боливии и тоже называл это Америкой. И женщина, с которой я тогда разговаривал, сказала: «Если вы Америка, то кто мы?». Артуро всегда на концертах об этом говорит, что в его музыке, нашей музыке мы используем элементы разных стран. Не Америка и даже не США, Нью-Йорк. Это особенное место. С точки зрения выживания, в ресторане никогда не работал, хотя приглашали, соблазн был. Играл на улице. На самом деле, у меня сразу появились маленькие клубные работы с музыкантами, кто за такие же небольшие деньги соглашался играть. Музыканты, чьи имена я знал с детства, поэтому у меня сразу был стимул. Я понимал, за что работаю, вот рядом два барабанщика, с которыми я играю, хотя даже не смел об этом мечтать.

«Каспийские новости»: И вновь вопрос Артуро, как вы составляете концертную программу? Учитываются ли мнения других участников, принимая во внимание, что каждый музыкант уже состоялся как личность и мнение у всех разное (все смеются).

Артуро О’Фэррилл: Это очень сложно. Как лидер, ты ощущаешь давление, которое оказывают слушатели, как лидер ты должен почувствовать зал, узнать, на что он способен. Это моя ответственность, если мы провалим выступление, пусть это будет на моей совести. На сцене мы играем все вместе, а программу составляет один человек. Хочу еще дополнить ответ о музыке как международном языке коммуникации. Я знаю Бориса уже очень давно. Для меня удивительно, что он такой музыкант, который играет кубинскую музыку как кубинец, американскую как американец. Это пример того, кто поистине интернационален, кто не видит границ, стен, не видит политику. Он видит лишь музыку, которая всех объединяет, и я его за это бесконечно уважаю.

«Каспийские новости»: На вашем выступлении джаз-сейшн с итальянскими и русскими музыкантами был просто потрясающим. Это традиция?

Артуро О’Фэррилл: Честно? Нет. Люди обычно играют со «своими». Как человеческие существа, мы окружаем себя привычным, окружаем себя друзьями. Это не хорошо и не плохо, это просто факт. В особых случаях мы нарушаем это правило. Я считаю, что те, кто играют с другими людьми, делают правильное дело. Я хочу встречаться с музыкантами, которые могут бросить мне вызов, музыкантами из других стран. Так мы можем развиваться, достигать новых высот и новых побед.

                                                           Анастасия Ханьжова