Наше главное преимущество – 260 солнечных дней в году!

 
19 Сентября 2016
370
Наше главное преимущество – 260 солнечных дней в году!

Алексей Галкин – в недавнем прошлом успешный фермер и депутат областной Думы – получил портфель министра сельского хозяйства Астраханской области в те дни, когда некоторые страны впервые ввели санкции против России. В интервью «Каспийским новостям» он рассказал о том, какие проекты реализуют наши аграрии в импортозамещении, по каким направлениям они сотрудничают с Ираном и Казахстаном и что нужно сделать для того, чтобы молодёжь оставалась работать в селе. 

«Каспийские новости»: Вот уже два года исполнилось с того момента, как Россия ввела продовольственное эмбарго в отношении стран Запада как ответ на их санкции. И астраханцы, судя по всему, пытаются использовать это как шанс, чтобы укрепить свои позиции в агропроме. Но нужна поддержка государства на федеральном уровне. А серьезной помощи начинающим фермерам все-таки нет, и на недавнем совещании, которое проводил Дмитрий Медведев в Астраханской области, об этом говорили.

Алексей Галкин: У нас на сегодняшний момент 26 видов поддержки сельхозпроизводителей – и на федеральном, и на региональном уровнях по самым разным направлениям. Конечно, есть отрасли, где денег надо выделять побольше - например, семеноводство, выведение элитных сортов и гибридов. Мы в Астраханской области закупаем высококачественные семена, и необходимо компенсировать затраты на их стоимость.

Есть виды поддержки, которые у нас, на самом деле, слабо используют фермеры. Та же самая закладка садов, виноградников. Отсюда и темпы: в Краснодарском крае, например, их высаживают  по 100-200 гектаров а у нас по 40-50 гектаров в год.

Есть, наоборот, положительные примеры - господдержка на развитие молочного животноводства. На производство одного литра молока мы выделяем субсидий больше, чем в среднем по России (по стране это 2-2,5 рубля, у нас до 10 рублей на один произведённый литр).

Астраханцы активно участвуют в программах «Начинающий фермер», «Семейная животноводческая ферма», мы активно помогаем племенным хозяйствам в закупке племенного скота.

«Каспийские новости»: Рубеж советских лет – 1 млн. тонн овоще-бахчевой продукции – Астраханская область перешагнула ещё лет восемь назад. В прошлом году дошли до 1 млн. 400 тонн. Стать «миллионниками» - самоцель, эдакий психологический рубеж? До какой планки будем наращивать производство? Зачем это нужно, если многие фермеры не могут выгодно продать выращенный урожай?

Алексей Галкин: Никакой самоцели! В гонке за «красивыми» цифрами мы не участвуем. Прошлогодний рубеж - 1 млн. 400 тыс. тонн – это, как говорится, беспристрастная статистика, своего рода оценка труда  наших сельхозтоваропроизводителей. Скорее всего, по итогам этого года урожай овощей, картофеля и бахчевых достигнет показателей более полутора миллионов тонн. И на поле урожай не гниёт за ненадобностью – не для этого его выращивали и несли такие затраты. К примеру, один только завод по переработке томат-пасты (мы открыли его недавно в Харабалинском районе) до конца осени примет на конвейер 11 тыс. тонн помидоров – консервщики сами же этот урожай на своих полях и вырастили.

В районах области многие фермеры не сократили прошлогодние показатели, а наоборот, даже немного увеличили. Наша продукция востребована на российском рынке: картофель, лук, морковь. С астраханских полей в регионы России поступают в продажу перец, помидоры – их в Россию на сегодняшний момент завозится больше, чем мы выращиваем.

А поэтому перспективы роста у нас есть. Кроме того, для наших новостроек - перерабатывающих предприятий (кроме Харабалинского, такой же завод появится и в Черноярском районе) тоже нужна продукция в больших объёмах.

И, конечно, если у нас будет продукция, которая по своим качествам будет способна заместить на рынке импортную, то бояться нечего. Тем более, географические и климатические показатели на нашей стороне, наше главное преимущество – это 260 солнечных дней году.

«Каспийские новости»: Не секрет, что «астраханский арбуз», «астраханский помидор» - это, увы, всего лишь красивые названия, за которыми спрятались импортные сорта. Говорят, что поистине астраханских, настоящих, вкусных овощей и фруктов уже не найдешь. Что сегодня выращивается только то, что можно дешево вырастить, долго хранить и дорого продать. Почему не возрождаем сорта, которыми раньше гордились? Как продвигается (и будет продвигаться) импортозамещение в семеноводстве, селекции? Что тормозит, мешает?

Алексей Галкин: Я бы уточнил: нам надо не возрождать, а усилить работу по селекции. Здесь мы сильно отстали. На сегодняшний момент по некоторым овощным культурам отставание на 80% - используем в основном импортный семенной материал. А ведь он, по сути, не лучше, чем наш отечественный. До сих пор ни дыню ладу, ни астраханский арбуз, ни наш перец богатырь, баклажан алмаз по селекции никто обогнать и перегнать не может! Наша селекция по этим направлениям устойчиво занимает рынок. Она не хуже импортной по качеству.

Есть некоторые сорта, которые даже в чем-то лучше, чем импортные. Селекция - очень затратное направление. И здесь без частно-государственного партнерства не обойтись – так принято во всем мире. Сами понимаете, нынешняя господдержка наших семеноводческих центров составляет всего 20% от их потребностей – это капля в море. Кто при таких условиях будет серьёзно заниматься семеноводством? Ведь на то, чтобы вывести новый сорт или гибрид, допустим, лука, уходит несколько лет от начала разработок и регистрации этого сорта. Десять лет надо просто вкладывать деньги! Десять лет проб, ошибок, испытаний! И потом, не факт, что выведенный новый сорт после ожидает коммерческий успех.

Конечно, здесь господдержка, серьезный государственный подход нужен. Чем сейчас, в принципе, в условиях импортозамещения серьёзно озабочены и в федеральном минсельхозе, и в ФАНО, и в академии сельскохозяйственных наук. Надо строить семеноводческие центры и оказывать им серьезную поддержку государства.

Да, к нам очень много пришло голландских гибридов (это арбузы, очень много лука). Но моё личное мнение: в большинстве своем, многое зависит не от сорта, а от региона, от климата, где его выращивают. Взять, к примеру, тот же арбузный гибрид голландский. Если его высадить где-нибудь в Саратове или Воронеже, он не будет таким сладким, как у нас в Астрахани. Мы – в плюсе. Мы - один из тех регионов, где самое большое количество световых дней (более 200 в году), где благодатная песчаная почва. И всё это, конечно, дает даже голландским гибридам неповторимый астраханский вкус.

«Каспийские новости»: Самое крупное в стране стадо верблюдов–бактрианов – это наша гордость. И только? Какая практическая польза и доход в бюджет от выращивания этих гордых и капризных «королей пустыни»? Мяса верблюжатины ни в сетевых магазинах, ни на рынке нет, шубат производят в небольших количествах, шерсть обрабатывают кустарным способом в цехе села Байбек.

Алексей Галкин: У нас по верблюдоводству самые лучшие показатели в России. Наше стадо насчитывает более четырех с половиной тысяч бактрианов - это 70 % от российского. Очень серьезный показатель. Более того, в Астраханской области практически всё стадо племенное. Еще одно достижение: у нас в прошлом году был зарегистрирован новый тип калмыцкой породы верблюдов - астраханский».

Если говорить об экономической эффективности от верблюдоводства, то она очевидна. В продажу идёт и шерсть, и мясо, и молоко. Годовые объёмы - более 70 тонн. Основную часть отправляем за пределы региона, на экспорт в страны Средней Азии, где верблюжатина пользуется спросом.

Вы спрашиваете: какой экономический эффект даёт разведение верблюдов? Прежде всего - и это самое главное - занятность населения. Мы не должны об этом забывать, что половина жителей Астраханской области проживает в сельской местности. И в сёлах основу экономики составляют  хозяйства, которые занимаются растениеводством, животноводством, в том числе верблюдоводством и коневодством. Люди работают, содержат семьи, воспитывают детей - и это самое главное.

«Каспийские новости»: Как налаживается сотрудничество в сфере АПК с Ираном с того момента, как с соседней страны сняли санкции? Как идёт реализация иранского проекта по строительству комплекса в Володарском районе? Почему все так долго? Чья в этом вина?

Алексей Галкин: Хотел бы напомнить, что Астраханская область начала сотрудничать с Ираном  намного раньше, ещё до того, как с этого государства сняли санкции. И сельское хозяйство – одно из направлений нашего сотрудничества. Мы вместе испытываем сорта риса, обмениваемся опытом в аквакультуре (у иранцев, кстати, в этом направлении есть неплохие наработки). На сегодняшний момент мы уже имеем, в стадии начала проекты АПК, такие, как у компании «Пейванд групп». Он реализуется в Володарском районе. Конечная цель – создание крупного птицеводческого хозяйства с замкнутым циклом производства мяса птицы, кормов. Там также создаётся рыбоводное хозяйство замкнутого цикла. Объемы инвестиций в володарский проект - около 2 миллиардов рублей. Со своей стороны, мы, конечно, помогаем нашим иранским коллегам. Выделен участок, уже идет его планировка. По договоренности проект финансируется как за счет средств банков, так и на средства инвесторов. Предлагаются  различные кредитные схемы. Медленно идёт проект или нет – понятие относительное. По иранским меркам - это обычная, рутинная работа, не требующая спешки. Сроки окончания стройки – 2019 год.

«Каспийские новости»: Зачем к нам приезжали фермеры из соседней казахстанской Атырауской области? Чему учились у астраханских коллег? А нам, в свою очередь, есть чему у них поучиться?

Алексей Галкин: Мы настолько часто встречаемся с казахстанскими соседями, что уже воспринимаем их не как коллег, а как старых друзей. Общение перешло с межрегионального уровня на личный. За последние два месяца Астраханскую область с рабочими визитами посетили три делегации казахстанских сельхозтоваропроизводителей. Соответственно, и астраханские фермеры не раз посещали Казахстан. Наших друзей, в первую очередь, интересуют успехи астраханцев в аквакультуре. Так же, как когда-то и мы, казахстанцы тоже пришли к выводу, что природные ресурсы не безграничны, и надо задуматься о том, что вылов из реки и моря будет ограничен. И к экологии надо относиться бережно.

В Казахстане сейчас активно начали заниматься аквакультурой, коллеги приезжают к нам и за технологиями и за биоматериалом. Их интересует работа наших питомников по выращиванию малька.

Также соседям небезыитересны наши наработки в ветеринарии: мы очень плотно общаемся, обсуждаем, обмениваемся опытом работы ветеринарных служб. Мы вместе заинтересованы, чтобы у нас была благоприятная ветеринарная обстановка. Вместе должны бороться с саранчой – ведь для этого вредителя не существует границ.

И на уровне губернатора, и на уровне глав сопредельных районов, министерств, различных служб налажены тесные контакты, взаимопонимание по всем вопросам.

«Каспийские новости»: Отношения с Турцией испортились ненадолго и снова налаживаются. Среди наших фермеров слышен ропот: дескать, опять их задавит турецкий овощ и фрукт, он заполонит наш отечественный рынок. Насколько оправданы такие опасения? Считаете ли вы, что астраханские овощи уже настолько конкурентоспособны, что турецкий импорт им не страшен?

Алексей Галкин: Я бы начал с того, что мы с Турцией не пересекаемся на рынке практически - турецкие овощи приходят к нам, в основном, в межсезонный период. А летом и осенью, когда в Астраханской области идет реализация овощей и бахчевых, у нас турецкая продукция не присутствует - так было всегда. Все турецкие овощи выращены в закрытом грунте. К тому же, климатические особенности Турции позволяют выращивать более поздние томаты и более раннюю продукцию, и она приходит в то время, когда мы свою уже реализовали. Это касается ранних томатов и ранних огурцов.

Поэтому я бы здесь сильно, конечно, не боялся, потому что за последние два года возникла большая курсовая разница. И она, думаю, даст нашим фермерам возможность продать продукцию в том ценовом диапазоне, что турецкой продукции это будет не выгодно.

«Каспийские новости»: В региональном АПК самыми перспективными проектами являются тепличные комплексы по выращиванию овощей в закрытом грунте. Но они и самые затратные – ведь стоимость обустройства одного гектара теплиц – порядка 100 млн. рублей. Спрашивается, зачем тогда мы за них берёмся? Где выгода?

Алексей Галкин: Это не ноу-хау, это направление давно у нас шло. Астраханская область, имея статус южного региона России, всегда занимала нишу в выращивании самых ранних и самых поздних овощей. Потому что овощи, картофель и бахчевые средней спелости есть и в Волгограде, и в Воронеже. А вот самые ранние – только у нас в Астраханской области. И наши фермеры научились работать не только в поле, но и в закрытом грунте. Начинали с допотопных теплиц на приусадебных участках, а сейчас возводят современные комплексы. И как результат – появилась возможность получать уже в середине мая продукцию. Сейчас замахиваемся на проекты: а не выращивать ли овощи круглый год?

На сегодняшний момент у нас порядка 20 га закрытого грунта теплиц, которые дают урожай порядка где-то 8-9 тысяч тонн. Этого, конечно, мало, если учитывать, что из-за рубежа к нам в Россию завозят 800-900 тысяч тонн тепличных овощей. Надо и нам в Астраханской области активно строить тепличные комплексы, чтобы переломить эту ситуацию, насыщать рынок своей продукцией.

«Каспийские новости»: Как можно привлечь к селу молодежь? Ведь мало кто сегодня со школьной скамьи мечтает стать фермером

Алексей Галкин: У нас в регионе средний возраст работников АПК превышает 45 лет. Но тенденция последних пяти лет такова, что впервые сокращается отток сельского населения. Но молодёжи в АПК всё равно не хватает. У нас острая нехватка животноводов, квалифицированных зоотехников, технологов по переработке молока, ветеринаров. С этими профессиями дефицит. Так же как с агрономами, инженерами.

Что далеко ходить: к сожалению, за последние годы мы утратили уважение к таким профессиям, как тракторист, сварщик. Мало их пропагандируем. А ведь в сельском хозяйстве есть сейчас высокотехнологичные трактора, комбайны, на которых далеко не каждый тракторист и комбайнёр сможет работать. И зарплата у таких специалистов приличная. А у нас получается так, что сейчас фермеры «охотятся» за серьезными специалистами, как за футболистами – легионерами.

Но я вижу, что за последние годы отток прекратился из села. Есть немало случаев, когда люди, не найдя себя в Астрахани, возвращаются в село и начинают там работать. Популярность сельских профессий растёт – и это видно по последним  выпускам наших университетов и колледжей. Реально конкурс на аграрные специальности увеличился. И это радует: молодые люди уже не хотят учиться на юриста или экономиста – они реально готовы идти в производство.

Наша задача – создавать для них на селе соответствующие условия, активнее реализовывать федеральные и областные целевые программы по развитию сельских территорий. Сделать так, чтобы человеку не хотелось уезжать из села. А для этого, в первую очередь, в каждом населённом пункте должен быть газ, водопровод, детсад, детские площадки, школы, бассейны и т.д.

 

БЛИЦ «КАСПИЙСКИХ НОВОСТЕЙ»

Любимое место в Прикаспии:

Волго-Ахтубинская пойма

Любимое блюдо:

Русский борщ

Историческая личность:

Пётр Столыпин – глава российского правительства, который не боялся ответственности взяться за серьёзные реформы. Если бы не его гибель, то, возможно, история России пошла бы совершенно по другому сценарию.

 

Сергей Попов, Николай Телюфанов, Владимир Сафонов, Арина Гафарова