Наталья Сязина: Мы никогда не считали наших детей теми, чьи возможности уже исчерпаны

 
12 Декабря 2016
640
Фото: Владимира Сафонова

Коллеги и пациенты районной больницы Чечни, куда она была направлена после окончания института, называли молодого врача только Наташей, а через три года приехали к ее родителям в Астрахань с просьбой не забирать дочь после отработки. В юности она прыгнула с парашютом, чтобы преодолеть страх высоты. А на горном серпантине в Чечне, когда водителю машины стало плохо с сердцем, она, никогда не водившая автомобиль, сумела   вырулить и остановить его. Потом оказала помощь водителю и уже под его руководством доехала до места: как врач она знала, что у каждого человека есть огромные мобилизационные возможности. Это и сработало.

Уже давно ее работа связана с детьми-инвалидами, и главная задача коллектива, который она возглавляет, - чтобы дети с инвалидностью ощущали себя так же уверенно, как и их здоровые сверстники.

В гостях у «Каспийских новостей» - директор научно-практического центра реабилитации детей «Коррекция и развитие» Наталья Юрьевна Сязина.

Каспийские новости: Наталья Юрьевна, с проблемами детей-инвалидов, на которых собственно ориентируется вся работа центра «Коррекция и развитие», вы оказались связаны не сразу? С чего начиналась ваша профессиональная судьба?

Наталья Сязина: Когда встал вопрос о выборе профессии, не скрою, у меня были сомнения, кем быть. Я видела себя в журналистике. Но родители не могли представить, как они отпустят в другой город пятнадцатилетнюю девочку. И тогда я решила стать врачом, поступать в родном городе. Причем врачом для взрослых. Но когда пришла в медицинский институт, в приемной комиссии документы принимали старшекурсники, которые очень убедительно рассказали мне, что значит быть детским врачом. Когда ты лечишь ребенка – всегда получаешь отдачу, когда взрослых – тебя не всегда радует результат. Так вот все и решилось. Родители были сильно удивлены, когда я объявила, что стала студенткой первого курса педиатрического факультета. Но, наверное, все-таки не случайно так произошло. Потому что потом постепенно моя увлеченность профессией обернулась тем, что я стала организовывать доступную реабилитационную среду для детей, у которых были проблемы со здоровьем достаточно серьезные. Не сразу, конечно. Должно было пройти время, появиться определенный жизненный опыт, чтобы заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас.

Каспийские новости: Определенный жизненный опыт вы, по-моему, приобретали в Чечне, когда работали в районной больнице?

Наталья Сязина: Да, сначала врачом, потом заведующий детским отделением, потом заведовала педиатрической службой в районной больнице. Я приехала в Чеченскую республику после окончания интернатуры здесь, на базе детской клинической больницы. С самого начала у меня сложились замечательные отношения и с коллективом больницы, и с коллективом детского отделения. Мои родители всегда воспитывали меня в уважении к другим людям, это помогало в дальнейшем. Поблажек молодым докторам тогда не было, с первого дня пришлось во все вникать. В больнице было семь отделений, было отделение скорой помощи, куда привозили больных со всего района. И существовало такое правило: даже если ты врач узкой специальности, например педиатр, в свою очередь ты должен дежурить по всей больнице. Первое же дежурство для меня стало серьезным испытанием: в больницу с места аварии привезли много пострадавших. Пришлось с ходу принимать решения. И после первого дежурства я вышла другим человеком, потому что многое, что я знала в теории, мне пришлось делать на практике, и это придало мне уверенности в своих знаниях, своих силах, своих возможностях.

Каспийские новости: И все это пригодилось, когда вам предложили возглавить центр «Коррекция и развитие»? Что самым трудным оказалось поначалу?

Наталья Сязина: После Чечни я отучилась в ординатуре здесь, в Астрахани. Работала с детьми-сиротами, у которых были проблемы со здоровьем, с интеллектом. И тогдашний департамент социальной защиты предложил мне возглавить службу организации социальной помощи детям-инвалидам. Я два года руководила этой службой, кроме меня, в ней были только бухгалтер и еще один специалист. Тогда только начиналась реализовываться программа «Дети Астраханской области», а в ней была подпрограмма «Дети-инвалиды», и вот втроем мы организовывали различные мероприятия, направленные на оказание помощи детям-инвалидам и их семьям, провели первые фестивали для детей-инвалидов, благотворительные марафоны, искали спонсоров для того, чтобы помогать семьям, имеющим таких детей. И в общем-то за два года сложился хороший организационный коллектив, готовый к решению новых задач. Нам в рамках службы стало тесно: характер работы менялся, в обществе менялось отношение к этой категории людей. И чтобы соединить те наработки, которые имелись в социальной службе, и практический опыт работы с детьми с конкретной патологией, было принято решение о слиянии двух учреждений и создании нового центра «Коррекция и развитие».

Мы начинали практически с нуля. У нас были собственные представления, как организовать работу с этой категорией детей. И я увидела, что коллектив готов принять новые идеи. Не было зашоренности взглядов, не было неприятия, что могло, конечно, быть, потому что люди привыкли жить по определенным стандартам. Но мне повезло, потому что у коллектива было общее стремление к переменам. Люди хотели перемен, хотели, чтобы работа была качественно иной, более структурной, более целенаправленной, чтобы она давала хороший эффект для семей с детьми-инвалидами, чтобы семьи знали: есть учреждение, в которое они могут обратиться и получить помощь вовремя и в полном объеме.

Каспийские новости: В прошлом году у вашего учреждения сменилась вывеска: теперь вы являетесь научно-практическим центром реабилитации детей «Коррекция и развитие». А что стоит за этой вывеской? Какие новые задачи?

Наталья Сязина: За несколько лет произошли серьезные изменения, пройден путь от муниципального учреждения до крупного регионального центра. Статус научно-практического центра – это, конечно, не просто смена вывески. Необходимо заниматься исследовательской работой, анализировать статистические данные, печататься в определенных научных изданиях, быть на равных с   научным сообществом. Нам это удалось, потому что по соглашению с нашим Астраханским государственным университетом на базе центра была открыта кафедра прикладной психологии. И для университета, и для нас – это более широкие возможности. На базе кафедры проходят совместные исследования, которые мы оформляем в авторские работы, более предметное обучение специалистов, и мы, не скрою, присматриваемся к студентам как к нашим потенциальным коллегам, потому что нам хочется, чтобы наши ряды пополнялись молодежью, думающей, креативной, талантливой, разносторонней. Работа на кафедре как раз дает такую возможность.

Каспийские новости: Вы всегда подчеркиваете, что центр работает не на показ. При этом вы всегда на виду. О центре, его работе и услугах знают не только за пределами региона, но и за границей. К чему это обязывает?

Наталья Сязина: Центр часто снимают по телевидению, и, возможно, у кого-то складывается мнение, что это небольшая потемкинская деревня, куда приятно зайти и снять какой-то   рекламный кусочек работы. Но мы никогда не шли по этому пути. Мы никогда никого специально для съемок не готовим, у нас все происходит в рамках обычной работы.

Фото: научно-практического центра реабилитации детей "Коррекция и развитие"

Еще несколько лет назад родители неохотно шли на то, чтобы их детей показывали по телевидению. Но сейчас все изменилось. И сами родители ничего плохого не видят в том, чтобы снимали их необычных детей, потому что изменилось представление людей о месте этих детей в обществе. И это правильно, так и должно быть. Родители охотно делятся своим мнением о работе центра, о том, какую помощь получают здесь. К нам приводят не только детей-инвалидов, но и тех, чьи проблемы не ограничены инвалидностью, но они все-таки есть. И с 8 до 19 часов в каждом уголке центра, в каждом помещении   происходит активная работа специалистов. Да, о нас знают уже за пределами региона. Мы имеем обратную связь. И Ханты-Мансийск, и Новосибирск, и Салехард обращаются за помощью в реабилитации детей. Мы работаем и с жителями других государств: Казахстана, Азербайджана, Германии, Австрии, Швейцарии, Кипра. Я уж не говорю о республиках Северного Кавказа – они постоянные наши клиенты.

У нас кардинально другие подходы к решению проблем людей с инвалидностью. Если в Европе принято социально обеспечивать человека с инвалидностью всеми мыслимыми льготами и не настаивать на том, чтобы он использовал свои внутренние резервы для преодоления каких-то недостатков, то мы как раз нацелены на то, чтобы помочь ребенку использовать по максимальному порядку тот ресурс, который в нем есть. Мы в каждом ребенке видим этот ресурс. В Европе, к сожалению, видеть этого не хотят. Это отмечают все родители, детям которых ставят какой-то из диагнозов: расстройство аутистического спектра, умственная отсталость, ранний детский аутизм, синдром Аспергера – эти диагнозы на слуху, потому что имеют сегодня все большее распространение. И если там поставили такой диагноз, то ни на какую реабилитацию и нечего рассчитывать. Зачем, если всем обеспечен, если ничего не требуется на бытовом уровне? Но родители ищут выход из этого положения, они хотят получить ту максимальную помощь, которую им могут дать. И это правильное решение. И когда обращаются в наш центр, мы даем не только надежду, но и подкрепляем ее конкретными действиями. Вот сейчас у нас второй раз на реабилитацию приезжают клиенты из Германии. Прогресс налицо, и даже специалисты в Германии, когда они вернулись домой, отметили, что изменения есть: ребенок упорядочился, стал более социально активен, начинает расширять словарный запас. Они увидели реальные плоды помощи, которая была оказана, казалось бы, безнадежному ребенку.

Фото: научно-практического центра реабилитации детей "Коррекция и развитие"

Мы не заявляем о себе как центр, который умеет все. Нет, мы точно так же, как остальные, учимся у других, но в то же время мы открыты и охотно делимся своими наработками. Все коллеги, которые приезжали к нам из других регионов, отмечают, что у нас складывается система помощи, когда понятно, где она начинается, как она продолжается, и чем она закончится. Мы стараемся донести это и до родителей, которые должны понимать, где их место, где место специалиста, и где они должны быть вместе в решении проблемы.

Каспийские новости: Вы предвосхитили мой вопрос. Я как раз хотела узнать, как складываются ваши отношения с родителями. Ведь детская инвалидность – это не только и не столько проблема детей-инвалидов, сколько проблема родителей. Удается ли вам сотрудничать с ними? Чего вы ждете от этого сотрудничества? И к чему стремитесь в отношениях с родителями?

Наталья Сязина: Стремимся к идеалу. Чтобы все родители охотно принимали нашу точку зрения, чтобы они доверяли нам и шли вместе с нами по этому нелегкому и довольному долгому пути реабилитации. Мы, конечно, стараемся достичь идеала в отношениях. Но и семьи, и обстоятельства бывают разные. И разное материальное положение, и удаленность от центра – все это тоже создает проблемы в том, чтобы стать нам союзниками. Поэтому всегда, начиная работать с ребенком, мы начинаем работать с родителями. Это, может быть, даже самая трудная наша задача. С ребенком, каким бы сложным он не был, всегда можно найти общий язык, его всегда можно вывести на определенный уровень понимания, научить подчиняться указаниям специалиста. С родителями бывает труднее. Родители либо мало информированы, либо информированы чрезмерно. Пользуются интернетом, а поскольку профессиональных знаний не хватает, они зачастую воспринимают интернет-информацию как какую-то Божью истину и пытаются нам навязать свое понимание проблемы и свой метод решения. И тогда мы в первую очередь начинаем заниматься родителями, потому что понимаем, что их убежденность в правильности почерпнутых из интернета данных – это часто попытка зацепиться за что-то, что она свидетельствует о глубокой психологической драме, потому что главное, что мучает всех родителей: почему у меня такой ребенок? Мы учим их уходить от этого непроизводительного обсуждения, почему у нас родился такой ребенок, к более продуктивному: что надо сделать, чтобы ребенку помочь?

Фото: научно-практического центра реабилитации детей "Коррекция и развитие"

Каспийские новости: Наталья Юрьевна, какое будущее вы   предрекаете своему центру? Как строится ваша стратегия развития?

Наталья Сязина: Стратегия развития - расширяться. Я не могу сказать, что к удовольствию, наверное, все же, к сожалению, количество детей с той патологией, которую мы обслуживаем, а это умственная отсталость различного генеза различной степени, расстройства аутистического спектра, врожденные генетические нарушения, синдром Дауна, количество таких детей растет. Это очень сложные диагнозы, которые влекут за собой инвалидность психиатрического профиля, и это накладывает определенный отпечаток на судьбу человека, судьбу ребенка. Увеличивается количество обращений в наш центр. Но в сегодняшнем состоянии наш центр просто не сможет удовлетворить все запросы. И тогда мы решили: если клиенты не могут приехать к нам – мы приедем к ним. Вместе с нашим министерством социального развития провели большую работу по поиску решений и поняли, что должны пойти в село. Наиболее трудная ситуация именно там. Мы будем готовы оказывать в районном центре бесплатную помощь, причем весь спектр услуг, которые мы предлагаем здесь, в базовом центре, с использованием всех наших наработок, всех технологий. Надеюсь, что родители оценят наши затраты и усилия наших специалистов.

Фото: научно-практического центра реабилитации детей "Коррекция и развитие"

Мы хотим, чтобы дети имели шанс. Любая система, любая общество должны давать гражданам шанс реализовать все свои возможности. Эти дети - не исключение. Может быть, благодаря раннему вмешательству эти дети смогут раскрыться. Такие примеры есть, есть опыт нашего учреждения, когда у этих детей появлялась возможность заниматься в обычной школе, получать дополнительное образование, заниматься музыкой, живописью, поэзией. Никогда нельзя считать наших детей теми, чьи возможности уже исчерпаны. Мозг – это как космос, о его возможностях мы знаем, может быть, одну миллионную.

Для нас и как открытие и как подтверждение того, что мы учли ресурсы ребенка, – это когда он показывает хорошие результаты. Это наша общая радость, наше общее ликование, наша общая гордость и общая победа вместе с родителями.


Марина Паренская, Николай Телюфанов, Владимир Сафонов