Нет, я не белая ворона

 
17 Апреля 2017
544
Фото: fotoplex.ru

Рустам Яваев – один из участников завершившегося недавно Международного фестиваля вокального искусства имени Валерии Барсовой и Марии Максаковой. Фестиваль, учрежденный 30 лет назад в честь знаменитых оперных певиц, рожденных в Астрахани, традиционно собирает артистов новых поколений, которые тоже родились в Астрахани, открыли здесь певческий талант, а потом прославились на больших сценах. Рустам Яваев в ряду таких певцов явление уникальное. Он контр-тенор – обладатель самого редкого из мужских оперных голосов.

«Каспийские новости»: Рустам, лет 20 назад про вас говорили, что у вас горло необычной конструкции. Что с вашим горлом?

Рустам Яваев: Поправлю – не 20 лет назад а 25. В этом году юбилей моей творческой деятельности. Голос контр-тенор самый сложный в типологии голосов. Мы знаем голоса сопрано, меццо-сопрано, тенор, баритон, бас. А голос контр-тенор особый, он все-таки приобретенный.

Когда ребенком я только-только начинал петь, мой голос был детским. Он называется дисконт. Я пел всегда - и до мутационного периода, и после него. В том числе тогда, когда у меня шло созревание всего организма, в том числе голоса, что, видимо, очень сильно повлияло на мой голос. То есть в тот момент, когда не нужно было петь, мои мышцы работали.

«Каспийские новости»: Мальчикам ведь вообще запрещают петь в мутационный период, а вы, получается, пели.

Рустам Яваев: Да. Я родился на юге, а южные девочки и мальчики, как правило, созревают быстрее. В 9-10 лет мутация у меня уже вероятно прошла. И мой голос претерпел ломку. Когда я поступил в Астраханское музыкальное училище, у меня был высокий дисконт, юношеский голос, позволяющий петь и сопрановые, и альтовые партии. Физиологический проблем я не испытывал. Мне не было больно или неудобно петь. Голос звучал естественно.

«Каспийские новости»: Я знаю, что ваши педагоги разводили руками - не знали, как вас учить.

Рустам Яваев: К сожалению, нет методики обучения таких, как я. Да, мы знаем историю кастратов, которые получили свой голос, потому что были кастрированы. Мужчина поет таким голосом? Почему? Может быть у него какие-то проблемы? Многие педагоги в Астрахани мне говорили – подожди, может быть у тебя еще будет мутация. Через 3-4 года она пройдет, и ты запоешь или баритоном или тенором. А мутация так и не проходила. Сейчас мне 40 лет, а мутации до сих пор не было. Многие известные контр-теноры, как российские так и зарубежные, говорят о себе то же самое.

«Каспийские новости»: Наивный вопрос – от чего зависит красота голоса? От особого физиологического строения голосовых связок? Почему некоторые голоса ужасны, а некоторые божественны?

Рустам Яваев: Божественные голоса от боженьки. Кастратов тоже не всех брали петь. Из тысячи сопрано можно выбрать лишь десять с действительно красивыми голосами. То же самое и баритоны, и контр-тенора. Важно не только красивое, но и качественное пение. Когда певец в любом состоянии способен выступить хорошо. Мы, певцы, как малые дети - всегда заболеваем, всегда у нас какие-то расстройства и тому подобное. То есть мы всегда бываем не в форме, тем более, когда предстоят концерты или спектакли.

«Каспийские новости»: Наверное, при вашем голосе особенно часто приходится быть не в форме?

Рустам Яваев: Это судьба: боженька нам дает голос, но при этом и дает испытания. Заболел? А теперь попробуй в таком состоянии спеть!.. Когда мы здоровы, у нас концертов нет. А когда до концерта останется два дня, нас или ветром продует, или мы холодное мороженое съедим.

Важно научиться петь правильно. Я слышал немало талантливых, с красивыми голосами певцов, которые благодаря своему тембру добивались лишь маленьких результатов - не занимались вокалом систематически, не развивали свой голос и свой потенциал, но знаю много певцов, которые с маленькими голосом достигали больших высот. Для певца очень важно систематически трудиться. Как на тренажерах в фитнес-зале, мы должны ежедневно тренировать свой голосовой аппарат.

«Каспийские новости»: Вы учились у Галины Вишневской. Это был самый титулованный педагог в вашей жизни?

Рустам Яваев: Я учился не только у Галины Вишневской, но и у Елены Образцовой, у Зары Долухановой, проходил мастер классы у Ирины Архиповой, даже у Зураба Соткилавы, хотя он тенор. Официально у меня было только шесть преподавателей. Я до сих пор хожу заниматься к педагогу, потому что одно дело, когда ты ориентируешься на свой внутренний слух, а другое дело, когда тебя контролирует наставник. И, уверяю вас, у каждого уважающего себя профессионального оперного певца есть такой наставник.

«Каспийские новости»: Давайте вернемся к выступлениям. Впервые вы вышли на сцену Большого театра в 21 год. Тогда вы были готовы, были в форме?

Рустам Яваев: Нет конечно. Для меня было потрясением, когда мне предложили спеть сложнейшую партию Амура в опере «Сюрпризы Амура». Главная партия, высокая, на французском языке. Я ее выучил за две недели, благо образования хватило (у меня дирижерско-хоровое образование). Когда я выходил на сцену Большого театра, у меня коленки тряслись, ноги просто отказали. Не верилось до конца, что я пою в Большом театре, потому что для меня эта сцена святая. Это было настолько трогательно, тем более для ребенка: 21 год для оперы - это только начинающий певец. Я был счастлив. И до сих пор счастлив, что они меня приглашают, и я являюсь приглашенным солистом Большого театра.

«Каспийские новости»: Я посмотрела сайт Большого театра и увидела, что среди постоянных, штатных солистов театра не значится ни одного контр-тенора. Только приглашенные солисты, причем иностранцы.

Рустам Яваев: Почти вся музыка у нас сейчас ставится по желанию зарубежных импресарио. Они предлагают Большому театру конкретные постановки с определенными певцами. В прошлом году меня приглашали участвовать в постановке оперы Клаудио Монтеверди «Коронация Поппеи». Это одно их лучших оперных творений. Там было задействовано три контр-тенора, именно российских, подчеркиваю, не зарубежных, и был зарубежный дирижер, который настаивал, чтобы играл его оркестр и участвовали его приглашенные певцы. Но администрация Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко просто развела руками: «у нас нет таких средств». Потому что постановка получалась очень дорогостоящей. Дело в том, что гонорары российских и зарубежных певцов разнятся.

У нас есть устоявшееся мнение: зарубежное всегда лучше. Если ты побывал за границей, спел там в каком-нибудь неизвестном театре – считается, что ты уже звезда, возвращаешься в Россию как звезда. Когда я приехал из Италии, из Китая, на меня по-другому смотрели: «Ой, ты, Рустам, стал лучше петь!» Я говорю: «Пою как пел, просто у вас ощущение такое».

«Каспийские новости»: Вы обладаете редким голосом. Можно ли сказать, что вы в этом смысле – белая ворона?

Рустам Яваев: Лет 20 тому назад я был белой вороной. Особенно в Астрахани и на периферии на меня так смотрели… я ведь много по России езжу. И на меня смотрели большими глазами – как мужчина поет таким голосом? Такой голос все-таки люди воспринимают как женский. Хотя изначально женщин петь допускали не везде

«Каспийские новости»: Насколько я знаю, во времена барокко голос контр-тенора как раз были сценическими.

Рустам Яваев: Да, и во времена религиозные. Я пою много православной музыки и вижу в старых изданиях нот пометки, что произведение написано для дисконта и альта (это низкий детский голос), тенора и баса. То есть не для сопрано. В XVI – XVIII веках православная духовная музыка писалась именно для таких голосов. Женщины тогда в православных храмах не пели.

«Каспийские новости»: Судя по проекту «Голос», в наши дни выступления контр-теноров, особенно на слепых прослушиваниях, привлекают особое внимание. Но после конкурсов мы их не видим на экранах телевизоров. То есть они не становятся известными. Почему?

Рустам Яваев: Не хочу кривить душой, отвечаю всегда честно. Шоу бизнес - это междусобойчик. Когда у тебя есть знакомые, которые могут предложить и отстоять тебя... «Голос» - это все-таки не конкурс, а красивое профессиональное шоу. Контр-тенора, которые там пели, все-таки не являются оперными артистами. Они эстрадники, порой пародирующие какую-то определенную жанровую музыку. Исполнять классику сейчас невыгодно. По-моему, классика вообще ушла на десятый план. На телевидении засилье эстрадной попсы - чтобы людей веселить. А классика дает задуматься о смысле жизни, о духовных и нравственных проблемах.

«Каспийские новости»: Рустам, я смотрела афиши ваших выступлений и часто замечала пометку – «исполняется впервые». Но ведь вы рискуете, потому что на новом не сделаешь себе популярности. Публика ведь любит то, что она привыкла слушать много раз.

Рустам Яваев: Не люблю слово популярность. Не люблю всеизвестность. На самом деле я включаю в свои концерты и произведения, которые мы знаем, которые на слуху, но считаю, что публику надо воспитывать, публика должна слушать много интересной, красивой и достойной музыки. Я считаю певца проповедником, прежде всего он должен нести духовную культуру.

Галина Годунова, Николай Телюфанов, Владимир Сафонов

Видео- и аудоизаписи выступлений Рустама Яваева