Сергей Тимошок: Хочу возродить в Астрахани производство бумаги

 
5 Декабря 2016
1034
Фото: Павла Симакова

Бизнесмен из Москвы приехал в Астрахань поднимать картонно-бумажное производство и с удивлением обнаружил, что архивные документы и фотографии всем известного АЦКК хранятся в одном из астраханских институтов. Он сделал ксерокопии этих архивов и развесил их на импровизированной доске Почета в пока еще необжитом актовом зале. Сергей Тимошок мечтает открыть музей завода, создать его историю в лицах, восстановить сам комбинат, привезти новую бумагоделательную машину (старая, между прочим, теперь в Иране) и начать выпускать в Астрахани бумагу! Причем не из камыша, а из мусора, из макулатуры. Но  со знаком астраханского качества. Астраханская фабрика тары и упаковки - одно из первых предприятий региона, которое ставит представительский знак Астраханской области на свой товар. И гендиректор фабрики считает это отличным маркетинговым решением.


«Каспийские новости»: Сергей Михайлович, Вы уже больше года используете астраханский бренд - представительский знак Астраханской области - на продукции фабрики. Что Вас на это сподвигло, зачем Вы это делаете?

Сергей Тимошок: Нам необходимо было заявить о себе в Астраханской области и близлежащих регионах, поскольку мы свою продукцию поставляем не только в Астрахани, но и во все регионы Южного федерального округа. И самое главное – это участие в грандиозном проекте, в одном из самых передовых проектов нашей страны по брендированию регионов.

«Каспийские новости»: А разве без использования этого знака Вы бы о себе не заявили? Насколько я знаю, у нас десятки предпринимателей, которые обходятся и без этого знака...

Сергей Тимошок: Есть разные методы маркетингового продвижения и отдельных продуктов, и отдельных предприятий. Данный проект продвижения мне показался самым оптимальным и самым важным на сегодняшний момент. В самом начале пути это был чисто социальный проект, но когда это переходит определенные границы, финансового благополучия, например, тогда этот процесс брендирования начинает приносить и Астраханской области, и его участникам дивиденды, на что мы тоже надеемся.

«Каспийские новости»: Вы как социально ответственный бизнесмен  поддержали этот проект, но в начале пути это привело к удорожанию вашей продукции?

Сергей Тимошок: Да, безусловно. Были определенные расходы. Во-первых, наша продукция должна была быть наивысшего качества – это первичное условие участия в процессе брендирования и получения сертификата на право использования знака.

«Каспийские новости»: То есть, кто попало этот знак не получит?

Сергей Тимошок: Естественно. Мы должны соответствовать качеству, не иметь претензий от поставщиков и покупателей. То есть, участвуя в процессе брендирования, мы уже несли некие убытки - на повышение качества продукции. Второй момент – это заказ определённой оснастки, в частности клише, потому что на всю продукцию мы должны были наносить знак «Астраханская область» - для нас это печать качества. Ставится эта печать на всю продукцию нашего предприятия. Мы несём постоянные затраты на краску. Но эти затраты несопоставимы с полученным, не побоюсь этого слова, моральным удовлетворением, потому что по территории нашей страны расходится продукция, на которой стоит наш знак качества. Мне с трудом представляется, что из Московской области выходит продукт, на котором написано: «Произведено в Московской области».

«Каспийские новости»: То есть Вы хотите сказать, что в Московской области такого проекта нет?

Сергей Тимошок: Нет.

«Каспийские новости»: Ну а ваши потребители имеют возможность выбора? Допустим, купить коробки с этим знаком или без этого знака. Так можно? Или вы не спрашиваете?

Сергей Тимошок: Есть чёткие условия производства тары и упаковки. На любой таре должен стоять знак РСТ[1], знак сертификата и знак указания вторичности этой тары. Опять-таки, по этому же закону, на любой упаковке должны стоять знаки организации, производящей эту упаковку. В нашей ситуации - это использование знака «Астраханская область» и, соответственно, наши реквизиты. Это не обсуждается, это федеральный закон. Однако есть покупатели, которые в этом не заинтересованы, в основном это брендированные большие компании, которые не заинтересованы в печатании этого знака. У них присутствуют свои логотипы, но, опять-таки, они сильно замкнуты на сетевых магазинах, куда они доставляют продукцию, и по сути им ставят условия эти сети.

Наша основная задача: любая тара, любая продукция, отгруженная с нашей фабрики, должна иметь знак «Астраханская область».

Представительский знак Астраханской области. Фото: Павла Симакова

«Каспийские новости»: А какая география клиентов вашей фабрики? В каких регионах России, а может быть и мира, видят наш знак?

Сергей Тимошок: Если мы говорим о географии и расположении наших клиентов, которым мы отгружаем продукцию, то это Южный федеральный округ, республики Северного Кавказа (Северная Осетия, Дагестан, Чечня), Краснодарский край, Ростовская, Волгоградская области, Волгоград, естественно, Астрахань. Совсем недавно мы начали работать с Казахстаном. Сейчас прорабатываем планы работы с Азербайджаном. Но надо учитывать, что основная часть, 80% наших потребителей, – это производители пищевой промышленности. Это фабрики, работающие с сетевыми магазинами, с крупными федеральными сетями, и их продукция поставляется в любую точку страны. То есть наша тара с логотипом «Астраханская область» есть и в сетевых магазинах Владивостока, и в сетевых магазинах Калининграда, и на Амуре, и на Байкале.

«Каспийские новости»: Я знаю, что летом Вы были в Иране и договаривались о возможном сотрудничестве с иранскими предпринимателями по изготовлению тары и упаковки. Расскажите об этом поподробнее.

Сергей Тимошок: Да, в Иране существует большая проблема с картонной тарой. Будучи продолжительное время отрезанным от Европы и от Америки, Иран не имеет своего международного сертификата по таре. А соответственно, картонные упаковки, которые производятся на территории Ирана, не имеют право поставлять ни в одну страну мира - если мы говорим о законных способах. Второе, в Иране нет лесов, и очень большой дефицит целлюлозы и макулатуры. Те целлюлозно-картонные комбинаты, коробочные фабрики, которые сохранились, уже устарели.

Мы нашли несколько серьёзных партнёров в Мазандаранской области, с которыми подписали договора о намерениях. Сейчас мы находимся на стадии решения вопросов по поставкам туда целлюлозного сырья и макулатуры из России для производства тары.

«Каспийские новости»: И каков будет процесс, если всё сложится удачно?

Сергей Тимошок: К сожалению, между нашими государствами существуют определённые сложности в банковской сфере и в менталитете. Недавно мы встречались с делегацией, которая приезжала в Астрахань. Желание есть, но количество сложностей, связанных с работой, обеспечивающей наш совместный положительный финансовый результат, пока очень много.

Единственная перспектива - организация в Астрахани совместного предприятия.

«Каспийские новости»: На базе вашей фабрики?

Сергей Тимошок: Пусть это будет так. Тогда большая часть сложностей, сопутствующих удачному сотрудничеству -  финансирование, получение разрешительных документов, импорт-экспорт и т.д. – они отходят на второй план.

«Каспийские новости»: То есть здесь, на базе вашей фабрики, создаётся российско-иранское СП, оно занимается изготовлением тары и упаковки, направляется всё это в Иран в готовом виде, а дальше что?

Сергей Тимошок: Мы проговорили с ними несколько вариантов. Первый вариант, в любом случае, сырья у них не хватает, мы поставляем сырье в Иран. Второй вариант, мы делаем упаковку здесь и поставляем туда. Третий вариант, они везут сюда свои товары для России без упаковки, допустим, если это сухофрукты, орехи (они могут их грузить в биг-бэгах). Здесь у нас в Астрахани уже мы фасуем всё это в индивидуальную упаковку и в короба.

Существует ещё одна большая проблема, и она касается первого варианта: иранские производители не могут выйти на российские федеральные торговые сети. Причина - опять-таки сертификация, ни одна упаковка, произведённая в Иране, не проходит по гигиеническому сертификату в наши сети. Поэтому им лучше привезти сюда свою продукцию, здесь её перефасовать и, соответственно, уже торговать.

«Каспийские новости»: Вот эти два способа мне понятны, не понятно, зачем им сырьё?

Сергей Тимошок: Мы можем поставлять им сырьё для того, чтобы они у себя могли производить тару и упаковку.

Астраханская фабрика тары и упаковки. Фото: Павла Симакова

«Каспийские новости»: Зачем она им нужна, если её никто не сертифицирует?

Сергей Тимошок: Дело в том, что сертификация тары начинается с сертификации сырья. Наша фабрика прошла все сертификации на продукцию: гигиеническую, физико-механическую, экологическую, даже на тяжёлые металлы. У иранцев этого нет.

Так что если они изготовят тару из нашего сырья, которое имеет сертификат, то смогут получить сертификат на свою продукцию.

«Каспийские новости»: А как же оборудование? Оно у них есть?

Сергей Тимошок: Оборудование у них в основном своё, либо они используют особый «китайский вариант»: берут старые английские, немецкие, французские машины, делают какой-то минимальный апгрейд, переделывают и работают.

«Каспийские новости»: Советских машин там нет?

Сергей Тимошок: Да, это наша боль! В Иране находится бумагоделательная машина, которая в 90-х годах прошлого века была вывезена с нашей астраханской фабрики - из АЦКК. И это прискорбно для нас, но тем не менее.

«Каспийские новости»: Персидская история, она долгая, а вот с Азербайджаном, я думаю, у Вас получится быстрее. Что там за планы?

Сергей Тимошок: В Азербайджане очень много турецкого бизнеса. У них есть большое турецкое предприятие, компания Azersun, которое является в Азербайджане монополистом. Собственно говоря, это их достижение и это их же проблема. Отсутствие конкуренции, но, опять же, никто не может ничего  аналогичного сделать. Азербайджанская сторона тоже очень заинтересована в поставках макулатуры из России, потому что своего сырья не хватает.

Производство там достаточно передовое, мы встретились с руководством компании Azersun. Есть определённые договорённости, сейчас мы готовим пакет предложений о поставках им сырья и макулатуры.

«Каспийские новости»: Речь идёт о работе именно с этим предприятием. А об  открытии какого-то альтернативного?..

Сергей Тимошок: Параллельно с этим нам поступило несколько предложений об открытии там филиала по переработке. Всё-таки для Азербайджана одно большое предприятие – это мало. Ну, и наверное, неправильно.

Гофрокартон. Фото: Павла Симакова

«Каспийские новости»: Сергей Михайлович, вот Вы сказали о макулатуре. Мне очень интересны Ваши планы в связи с этим. Потому что в Астрахани сегодня очень много мусора, и это настолько актуальная проблема, что, возможно, Ваше предприятие могло бы поспособствовать её решению.

Сергей Тимошок: Да, конечно. Мы с удовольствием бы поучаствовали в процессе утилизации отходов на территории Астрахани и Астраханской области, ведь мы являемся единственным прямым переработчиком и потребителем бумажных и картонных отходов.

«Каспийские новости»: То есть это уже не социальная позиция, а потребность производства?

Сергей Тимошок: Да, это реально технологическая цепочка, которая у нас на предприятии существует. Более того, она вписывается в дальнейшее развитие предприятия.

Не открою большого секрета, что дальнейшие наши планы – это возврат к производству бумаги и начало производства сырья для гофропроизводства. Наша задача - восстановить то, что было утрачено в 90-е годы. То есть привезти сюда бумагоделательную машину...

«Каспийские новости»: Ту, которую в Иран увезли? (смеется)

Сергей Тимошок: Ну, наверное, не ту, которую в Иран увезли, но такую же или чуть поменьше, посовременнее хотелось бы…

Надо вернуться к этому процессу несмотря ни на что, ведь задумка была хорошая, правильная. Конечно, мы не вернемся к переработке камыша, потому что это очень тяжёлая технология и очень ёмкая, с использованием кислот, щелочей. Наверное, ни одна компания на сегодняшний день не пойдёт на те затраты, которые с этим связаны. Только в советский период были возможны такие глобальные вещи. К примеру, сбор камыша - это тоже технологически затратная часть. Раньше этим занимались колхозы и держались на этом в зимний, весенний, осенний периоды, когда не было выращивания овощей. Заготовленный камыш на плотах гнали по Волге, доставляли в порт, очень большой был поток… Сейчас, к сожалению, мы этого не сможем сделать, поэтому мы акцентируемся на макулатуре.

В принципе, ее объёмов в Астрахани и тех объёмов, которые мы имеем возможность привезти из всего Южного федерального округа, хватит для того, чтобы здесь иметь бумагоделательную машину средних размеров. Это где-то порядка 2 тысяч тонн макулатуры.

И это, в первую очередь, чистый город, ни одной летающей бумажки, ни одной летающей картонной коробки, ничего не будет. Мы прямой потребитель этого сырья, прямой переработчик его в готовую продукцию. И самое главное, это порядка 200 рабочих мест. Это производство связано со сбором, утилизацией и перевозкой, а значит, вокруг него сколько рабочих мест появится!

«Каспийские новости»: И вы же эту макулатуру не просто принимаете, Вы же за неё платите, насколько я знаю?

Сергей Тимошок: Да, естественно. У нас есть тарифы, мы выплачиваем за макулатуру порядка 4 рублей за килограмм.

«Каспийские новости»: То есть можно возобновить пионерские движения по сбору макулатуры?

Сергей Тимошок: Вот, кстати, да! К счастью, конечно, это не самый опасный для нашего города и для планеты в целом продукт, но это тоже продукт. Если мы говорим про старую макулатуру.

Если мы говорим про современные коробки, про современную макулатуру, то здесь большой вопрос! Нынешние технологии производства гофротары и коробок подразумевают большое количество химических элементов и включений, связывающих смолы, и всего остального. То есть новая макулатура уже небезопасна.

«Каспийские новости»: Есть её нельзя!

Сергей Тимошок: Есть её, может, и можно, а вот разлагается она совсем не так хорошо. Чем отличается наша брендированная продукция - со знаком «Астраханская область» - от продукции, которая, возможно, дешевле, но произведена где-то в неизвестном месте, скажем так, неизвестно из какого сырья?

В такой таре в основном хранится пищевая продукция, которая, как я уже говорил, составляет около 80%. Это овощи, фрукты, кондитерская продукция, которая напрямую контактирует с коробкой и впитывает в себя химические элементы. 100% тары на сегодняшний день делается с использованием вторичного сырья. Вторичное сырьё – это бывшая упаковка, которую собирали где-то на свалках, на помойках, на дороге, на перерабатывающих предприятиях. Она в любом случае содержит  формальдегиды, гнилостные бактерии – то есть такой материал надо очищать.

Так вот мы у себя на фабрике используем только сертифицированное сырьё. У нас есть сертификаты о том, что оно не содержит тяжёлых металлов, формальдегидов, гнилостных бактерий, этого ничего нет – чистое сертифицированное сырьё.

Переработка макулатуры. Фото: Павла Симакова

«Каспийские новости»: То есть Вы хотите сказать, что есть подобные производства, у которых исключено это звено очистки?

Сергей Тимошок: Конечно, и в Астрахани было несколько таких производств.

«Каспийские новости»: То есть коробки можно сделать, грубо говоря, из грязной макулатуры и никто не будет отвечать за её безопасность для здоровья?

Сергей Тимошок: Можно привезти сырьё из какого-то кооператива, который находится где-то на неконтролируемой территории. Привезти сюда, здесь что-то такое на коленке сделать и получить коробку, которая, возможно, будет стоить дешевле. Но нет качества в самой коробке и, самое главное, нет гарантии безвредности для человека.

«Каспийские новости»: Возвращаясь к вопросу о более объемном использовании макулатуры - что мешает претворить этот проект в жизнь и помочь городу?

Сергей Тимошок: Мы сейчас готовим предварительную документацию в администрацию области и города для нашего участия в процессе сбора и утилизации макулатуры. Тем более что процессы, происходящие на территории города и области, сами требуют какого-то быстрого и, я бы даже сказал, радикального решения.

На сегодняшний день весь мусор, который собирается, просто свозится на территорию полигона и там утилизируется. Во-первых, это потерянные денежные средства. Во-вторых, это загрязнение свалки тем продуктом, который можно переработать у нас.

«Каспийские новости»: А Вы готовы сортировать мусор, выделяя из него макулатуру?

Сергей Тимошок: Да, мы предлагаем здесь, на нашей территории, сделать некий сортировочный узел именно на ту часть мусора, где большое количество картона. Это мусор с магазинов, с лавок, с торговых и промышленных предприятий. Практически весь мусор, который привозится из известного всем района Большие Исады, это упаковка. Там количество картона порядка 30-40%, то есть мы этот картон забираем, по профессиональному всё обрабатываем, тюкуем, высушиваем и отправляем на свою фабрику.

Наша предельная задача – это вернуться к тому, что было здесь с 1957-го года до 90-х годов, то есть замкнуть цикл переработки макулатуры, изготовления сырья для нашего производства, изготовления и отгрузки коробки.

Таким образом решатся многие проблемы: в части мусора в городе, в части рабочих мест у нас, предприятие развивается, технологическая цепочка удлиняется… Кроме того, сырьё мы привозим сюда в основной массе за 1000-1500 км отсюда, то есть транспортное плечо крайне велико.

«Каспийские новости»: То есть при сборе макулатуры вы сокращаете свои расходы?

Сергей Тимошок: Да, если мы сможем поставить этот процесс здесь, естественно себестоимость продукции на некоторые позиции уменьшится.

«Каспийские новости»: То есть Вы готовы к достаточно гибкому сотрудничеству, важно, чтобы власть предприняла какие-то усилия для системного преобразования.

Сергей Тимошок: Естественно. Это, кстати, современный и новый подход опять-таки в брендировании региона. Момент чистоты региона - одна из ступенек в создании его бренда…


Наталия Филатова, Дмитрий Казинский, Николай Телюфанов, Яна Моргун, Павел Симаков.


[1] Знак маркировки РСТ Означает, что продукция прошла процедуру подтверждения соответствия в системе ГОСТ Р. Знак РСТ так и называется «знак соответствия». Закон разрешает маркировать знаком соответствия (знаком РСТ) любую продукцию, которая подтвердила соответствие требованиям российских стандартов.