В прошлой жизни каспийские тюлени были медведями

 
16 Ноября 2016
1313
Дмитрий Глазов

Вид мертвых тюленей, выброшенных на берег, угнетает больше, чем вид погибших рыб, птиц и прочих обитателей Каспия. Вероятно потому, что мы и тюлени – существа одного класса, вскормлены материнским молоком. Новые случаи массовой гибели тюленей заставили портал «Каспийские новости» рассказать о самом высокоразвитом обитателе вод Каспия. Наш собеседник - Дмитрий Глазов, заместитель руководителя программы «Белуха – белый кит», сотрудник Института проблем эволюции и экологии им. А.Н. Северцова РАН.

«Каспийские новости»: Дмитрий Михайлович, начну с сентиментального вопроса. Каспийские тюлени находятся под угрозой исчезновения. Когда смотришь на фото и видео этих животных, особенно бельков, охватывает жалость – как будто их жизнь – мучение. Кажется, им, бедолагам, трудно двигаться, у них такие несчастные глаза. Может быть каспийский тюлень – ошибка природы? Что это за существо?

Дмитрий Глазов: Мы, научные работники, конечно тоже сентиментальны. Но мы больше полагаемся на факты. А факты говорят, что каспийский тюлень сначала обитал на суше, то есть он вторичноводный. Родственниками тюленей по генетическим параметрам и по морфологии считаются медведи или куницы, то есть типичные хищники. Предки тюленей были хищниками, хорошо бегающими по суше. А потом, благодаря сложившимся условиям, эти животные вошли в воду и со временем приспосабливались к обитанию там.

Фото: В. Слодкевич и М. Хрисанова

В отличие от дельфина тюлень не может обходиться без суши или какой-то другой поверхности. Ему надо вылезать из воды, чтобы отдохнуть, либо чтобы родить и выкормить детенышей. И тут, наверное, тюлень начинает выглядеть несчастным, поскольку в воде он лучше себя чувствует, более активен. Если вы посмотрите подводные съемки, тюлень будет выглядеть совершенно по-другому, в воде ему комфортно. Но так сложилась его историческая судьба, что пока без суши он обойтись не может. И основные беды ждут тюленя именно на поверхности, будь то танкер или ледокол, который идет через лед, где находятся мамки с детенышами, будь то какое-то побережье, где подстерегают хищники, другие опасности. Так что, с нашей точки зрения, тюлень, конечно, несчастен, но лишь отчасти.

Фото: edikst.ru

«Каспийские новости»: Он шерстяной, у него мех. Разве удобно плавать в меховой «одежде»?

Дмитрий Глазов: Конечно неудобно. Каспийский тюлень самый яркий из представителей тюленьих. Он выглядит как надутый мешочек. И в воде (поскольку нагрузку уже не несут позвоночник и кости, как у нас с вами) нагрузка распределяется за счет тургора, за счет внутреннего давления тела. Это давление создается подкожным жиром, который спасает тюленя от переохлаждения или перегрева, в зависимости от условий среды, и создает такой внешний мешок, который есть у многих морских млекопитающих. Состояние толщи жира и состояние этого мешка говорят о благосостоянии и о здоровье каждой конкретной особи.

Фото: down-house.ru

К сожалению, многие годы именно мех являлся причиной добычи тюленей для изготовления шапок, воротников и прочего. Говорят, даже Англия закупала мех бельков, детенышей тюленей, для шапок гвардейцев. Но мех для тюленя не основная теплоизоляция. Ее обеспечивает жир, который нарастает благодаря хорошему питанию, когда мамки вскармливают детёнышей.

«Каспийские новости»: Вы говорите «мамки», но, насколько я знаю, только 15 процентов самок сейчас могут давать потомство. И они дают потомство на льду, в ужасных, по нашим представлениям, условиях. Во-первых, почему на льду, во-вторых, почему так мало – только 15 процентов?

Фото: fondpr.ru

Дмитрий Глазов: Да, есть некая историческая загадка у каспийского тюленя. Роды и выход на лед присущи арктическим видам. Они любят ледовый покров. А Каспий – это юг, температура летом высокая, но все же тюлени здесь, не смотря на огромные пространства суши вокруг, предпочитают рожать на льду. Скорее всего, это сложилось исторически. Однозначного мнения по этому поводу нет. Есть даже представления о том, что миграции тюленей по Каспийскому морю как-то связаны с движением циркулирующих здесь холодных потоков. Тюленям более комфортно в холодных водах. Вот видите – история предков тянет за собой и специальные условия для размножения.

«Каспийские новости»: А почему так мало могут рожать? У них иммунитет ослабленный? Что вообще происходит сейчас с тюленями?

Дмитрий Глазов: Не сказал бы, что 15 процентов это очень мало…

«Каспийские новости»: Но ведь они приносят всего по одному детенышу.

Дмитрий Глазов: Бывают роды двух, но в таком случае чаще всего оба белька погибают, потому что мамка не может их выкормить. Так естественный отбор сформировал. Что касается количества тюленьих, которые могут давать потомство, это связано с их физиологическим созреванием. Потому что, еще раз говорю, 15 процентов от популяции – это мало, но не критично. У многих видов и меньший процент особей, это зависит от стратегии размножения, выкармливания и заботы о потомстве, которая присуща каждому конкретному виду. Например, киты рожают раз в десяток лет, соответственно у них процент будет еще меньше. Они и созревают позже, и продолжительность жизни у них больше. За весь период жизни они дают количество детенышей, сравнимое с тюленями, у которых жизнь короче.

Фото: edikst.ru

«Каспийские новости»: Но я веду к вопросу: тюлень под угрозой уничтожения или это экологи нагнетают страсти?

Дмитрий Глазов: Ответить на такой вопрос не может ни одна из научных групп. Проблема в том, что в изучении каспийского тюленя есть некая специфика постановки задач, их решения и финансирования. Как вы знаете, любая научная задача должна решаться за счет какого-то финансирования. Во-первых, все пять стран Прикаспия до сих пор не объединены единой концепцией и программой изучения тюленя. А дальше, после того, как изучили, надо его сохранять, то есть иметь повод для сохранения. Во-вторых, исследования, которые ведут соседствующие страны, в частности Россия и Казахстан, никак не скоординированы.

Вроде бы самый простой способ – посчитать тюленей. Но постоянно возникает некий диссонанс между подходами, методами и условиями, в которых находятся казахстанские и российские специалисты. В России получается одна цифра, в Казахстане - другая. Сравнить эти цифры, к сожалению, невозможно, потому что подсчет ведется по совершенно разным методикам. Применение разных методик - проблема науки в целом, но здесь эта проблема не дает решить другую - включать ли тюленя в Красную книгу. То есть пора ли выводить это животное из промысловых видов. Основания для включения в Красную книгу должны быть достаточно жесткими: требуются угрожающие факты о численности, способности к воспроизводству и каких-то угрозах для вида. Это обоснование все дискутируется. Нет согласованных мнений, которые можно было бы положить в основу такого решения.

Фото: panoramio.com

«Каспийские новости»: Насколько я слышала, КаспНИРХ считает, что сейчас тюленей порядка 300 тысяч, международные эксперты говорят - 100 тысяч.

Дмитрий Глазов: Не совсем однозначно. Последний учет КаспНИРХа проводился только в российской зоне. В полетах участвовали представители нашего института, а также специалисты из Санкт-Петербурга. Большая часть тюленей, которых можно было зарегистрировать, лежала в это время на казахстанской территории. Соответственно, число, которое вы приводите, – это экстраполяция, некая математика.

«Каспийские новости»: Но, Дмитрий Михайлович, я не хочу углубляться в математику, просто выскажу предположение: может быть те, кто говорят, что тюленей осталось очень мало, просто хотят финансирования на свои исследования, хотят грантов.

Дмитрий Глазов: Безусловно, как мы уже с вами обсуждали, без финансирования невозможно работать, поскольку те же авиаучеты довольно дорогие. Когда здесь были работы, то пригоняли из Архангельска специальный самолёт-лабораторию. Финансирования никогда не бывает достаточно, но для этих исследований его пока вообще нет. В том же КаспНИРХе, насколько я знаю, лабораторию по морским млекопитающим вообще ликвидировали, остались только единичные специалисты, которые не обеспечены финансами. А обязанность КаспНИРХа, как научного органа Федерального агентства по рыболовству, проводить учеты и следить за состоянием популяции каспийского тюленя. Но там нет на это средств.

Фото: Lada.kz

«Каспийские новости»: В 2000 году, когда на Каспии был большой мор и погибли 20 тысяч тюленей, в Астраханскую область приезжали специалисты из Новосибирского научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» - искали у тюленей грипп. И, насколько я знаю, нашли. Грипп – это ужасно. От него умирают. Может быть, тюлени являются переносчиками гриппа, как и птицы? Может быть, когда-нибудь людей будут предостерегать, чтобы мы не приближались к островам?

Дмитрий Глазов: Давайте не будем нагнетать! Ситуация с гриппом такая. Мы работали со специалистами «Вектора» в Охотском море, на Дальнем Востоке. Вирусы гриппа имеют различное количество штаммов. Наверное вы слышали про свиной грипп, птичий грипп и так далее… И у каспийского тюленя такие штаммы присутствуют. Эти млекопитающие без гриппа обойтись не могут. Это их болезнь, также как наша с вами. Соответственно, они являются естественными резерватами: если вдруг при современной эволюции гриппа образуется штамм, который будет опасен для человека, то, безусловно, будет новая вспышка гриппа. Поэтому при работах с этими животными, особенно при плотном контакте в реабилитационных центрах, зоопарках, проводят, во-первых, карантин, во-вторых, есть определенный регламент контакта с животными. Если кто-то случайно встретит тюленя, и тюлень на него чихнет, то ничего страшного не случится, но если находиться с ним на ограниченном пространстве длительное время, то, конечно, меры предосторожности принимать надо. Но нагнетать ситуацию не следует.

«Каспийские новости»: Вы упомянули реабилитационные центры. Сейчас вы собираетесь создать такой центр в Дагестане. Привечать больных животных. Но не будет ли этот центр разносчиком инфекций?

Дмитрий Глазов: Задачи реабилитационного центра несколько шире, чем привечать больных животных. В мире реабилитационные центры морских млекопитающих создаются с разными целями. В случае с тюленями цели, в основном, – воспитание, выкармливание и выпуск потом на свободу детенышей. То есть, грубо говоря, мамки бросают тюленят или мамки погибают, а тюленята остаются. Потомство надо реабилитировать, адаптировать к природной среде, чтобы малыши самостоятельно ели рыбу, могли передвигаться. И потом выпустить их.

В России самый хороший пример - санкт-петербургский реабилитационный центр. Он построен на деньги Водоканала и поддерживается министерством природных ресурсов. Каждый год через этот центр проходит 20 и более животных. Это ладожская и кольская нерпа, детеныши в основном. Потому что во время родов, опять же на льду, льды с детенышами иногда ветром заносит в Неву. Детеныши теряют контакт с матерями, приходится их забирать и реабилитировать. В этом году там была ситуация, когда пригнало больше сотни животных. Сотрудники центра хватались за голову, потому что невозможно было столько прокормить.

Фото kaspika.org

Для Каспийского моря более актуальна другая проблема. Она заключается в том, что есть взрослые животные, которые травмированы, – сетями, лодками. Их надо вылечить, реабилитировать и потом выпустить. Эта задача особенно актуальна для дагестанского побережья.

Фото: kaspika.org

Мы начали предварительную работу по созданию такого центра. Во-первых, надо понять, есть ли животные, которых можно реабилитировать. Потому что строить центр там, где их нет, бессмысленно. Как они могут попасть в этот реабилитационный центр – будут ли рыбаки сотрудничать, чтобы отдавать этих животных, или нужно собирать их на берегу, или выходить на поиски в море. Это второй вопрос. Третий вопрос – где и как организовать центр, кто будет финансировать его создание и деятельность. Плюс к тому, такие реабилитационные центры работают не сами по себе, а занимаются просвещением, чтобы донести до людей, что к животным надо относиться по-человечески – не только в этом центре, но и в природной среде.

Мы съездили в Дагестан, там очень хорошие специалисты, наши партнеры. Мне кажется, есть очень хорошие возможности по развитию этого проекта, сейчас он на самой первой стадии.

Фото: o-prirode.com

«Каспийские новости»: Прагматический вопрос. Ясно, почему надо сохранять осетровых. Они - реликтовые рыбы, ровесники динозавров. Осетровые – это вкусно, это бренд России. А надо ли сохранять тюленя? Простите за жесткий вопрос.

Дмитрий Глазов: К этому вопросу еще добавляют такой: знаете ли, тюлени едят нашу рыбу, мы с ними конкурируем… поэтому давайте оставим их в покое - они вымрут, и мы будем есть ту рыбу, которую они не доели. Я бы сказал, что это несистемный подход. Системный подход заключается в том, что тюлени находятся в экосистеме – в едином комплексе, который без тюленей, как без «макушки» экосистемы, существует очень плохо. Вы помните, наверное, несколько лет назад в этот конгломерат, в экосистему Каспия попал гребневик мнемиопсис. До того, как он появился в Каспии, я наблюдал мнемиопсиса в Черном море. Он нанес там колоссальный урон – выел «серединку» экосистемы. То же самое – если мы убираем тюленя сверху экосистемы, то получается, что вся выстроенная природой пирамида начинает рушиться. Поэтому с точки зрения биологии тюлень важен. Заменить его на Каспии нечем. Еще один момент - по поводу рыбы. Рыбу, которую ест человек, он изымает. Выловил и увез. А тюлень ест рыбу и оставляет все продукты обмена здесь же. Они запускаются в тот же самый цикл. Это важно для экосистемы, это фосфорный обмен, обмен органических веществ. Ни у кого не вызывает сомнения, что тюлень на этом уровне является ключевым организмом.

«Каспийские новости»: Вы работаете в программе «Белуха – белый кит». Как известно, эту программу поддерживает президент Владимир Путин. Может быть, для тюленя тоже надо найти статусного покровителя? Тогда и тюлень станет понятнее для людей, и будет больше толку от ваших действий?

Дмитрий Глазов: Конечно. Во-первых, мы надеемся на помощь журналистов, на помощь пользователей вашего портала, которые смогут высказать свое мнение. Во-вторых, у нас в стране сейчас есть главный по экологии, назначенный президентом, а также министерство природных ресурсов. Они вполне могут выступить значимыми фигурами для поддержки тюленя. Может быть, кто-то из руководителей стран Прикаспия тоже сыграет здесь свою роль. Так что будем надеяться, что этот, как вы говорите, несчастный или счастливый тюлень сможет зародить в ком-то искорку внимания и интереса к своей персоне.

Галина Годунова, Николай Телюфанов

Использованы видеоматериалы Агентства по спасению каспийских тюленей и Института гидробиологии и экологии (Казахстан)