Аббас Киаростами: творец в творениях своих

12 Октября 2016
488
Аббас Киаростами: творец в творениях своих
Фото с сайта kanobu.ru

Продолжая разговор об иранском кинематографе, нельзя не упомянуть такого значимого персонажа, как Аббас Киаростами – уникального режиссера, знаменитого не только в пределах своей страны, но и во всем киномире.

Лицо иранского кинематографа, Аббас Киаростами – режиссер, продюсер, сценарист, постановщик… Ах да, еще поэт, фотограф, музыкант, живописец и график. Удивительный человек редких талантов, с богатейшим послужным списком, уважаемый и почитаемый множеством великих мира кино. Но что может сказать о режиссере лучше, чем плоды его творчества?

«Репортаж»

Аббас Киаростами начинал с рекламы, успел поработать на телевидении и даже возглавить киноотдел центра интеллектуального развития детей и молодежи. Одна из его первых полнометражных работ, фильм «Репортаж», после исламской революции сохранился лишь в единственном экземпляре, и только много после был выпущен на носителе маститой компанией Criterion. На удивление многих кинозрителей, лента явственно выбивается из общего ряда работ режиссера. Джеймс Ивинг, американский кинокритик, называет ее «самой интимной, почти навязчивой работой», а также «одним из самых любопытных» проектов Киаростами. С этим невозможно поспорить: история о мужчине, мягком и немного безвольном, в жизни и на работе которого происходит множество мелких и крупных напастей, дает непривычно больше информации, чем зритель привык получать от работ автора. Однако, финал у «Репортажа» состоялся в лучших традициях Киаростами – к чему привела битва полов и что сильнее, любовь или эгоизм, остается только додумывать, каждому по-своему. Решение отдать женскому персонажу роль сильной стороны в то время сыграло с ним злую шутку и послужило поводом для уничтожения пленок – после революции такое вольнодумство в отношении женщины выглядело неподобающим. Однако, подобных образов в творчестве режиссера немало: ходят слухи, что в этой картине много личного, и тот же образ женщины еще встретится в фильмах «Десять» и «Копия верна».

«Кокер»

фото_2_inreviewonline.com
Трилогия, подарившая известность Киаростами – одно из самых причудливых творений режиссера. Сам автор считает это деление условным, но тем не менее, все три фильма связывает одна локация, деревушка Кокер на севере Ирана, и конечно, жители, ее населяющие. Трилогия «Кокер», а именно «Где дом друга?», «Жизнь и ничего более» и «Сквозь оливы» впервые дает представление о необычном стиле режиссера. Смотря фильмы Киаростами, всегда тяжело понять, что происходит взаправду, а что – лишь изящная выдумка автора. Киаростами никогда не работал с профессиональными актерами (за исключением двух последних фильмов, снятых вне родины), и его работы всегда были наполнены мистическим реализмом, духом псевдодокументальности. В «Где дом друга?» весь хронометраж зритель наблюдает за мальчишкой-школьником, что старается вернуть тетрадку однокласснику, но никак не может найти, где он живет. «Жизнь и ничего более» рассказывает историю отца (режиссера) и сына, держащих путь все в ту же деревушку, практически разрушенную после страшного землетрясения (которое в действительности произошло). Они разыскивают, как ни странно, того самого мальчика, что снялся в их фильме «Где дом друга». Они проделают нелегкий путь, встретят много людей, чьи дома разрушены, а семьи потерпели тяжелые утраты, увидят тех, кто не побоялся на фоне страшных событий постараться собрать воедино свои жизни и построить что-то новое. «Сквозь оливы» удивит еще больше, ведь это ни что иное, как съемки фильма «Жизнь и ничего более». В кадре мы не увидим настоящего режиссера, и фильм не является документальной хроникой. Но все будет донельзя реалистичным: кастинги, рабочий процесс съемок, перипетии отношений актеров на экране и в жизни. Киаростами выстраивает причудливую, ни на что не похожую тройную структуру «фильмов в фильме», попутно открывая для зрителя бытность жителей Ирана, от чего каждая из работ ничуть не уступает в своей «настоящести» другой. Все это иллюзия, игра на грани реальности и выдумки, которую невозможно увидеть, или прощупать, а можно лишь услышать ее легкий шлейф, почувствовать присутствие, но никогда не знать до конца, где начинается одно и кончается другое.

«Крупный план»

фото_3_hawaii.edu

Одно из самых известных и признанных творений автора, фильм, почитаемый множеством именитых изданий одним из лучших творений кино. Вернер Херцог, знаменитый немецкий кинорежиссер, назвал этот фильм «Величайшей документальной лентой, что он когда-либо видел». История Али Сабзиана, обвиняемого в мошенничестве, удивительная и волнующая, а главное, реальная. Сабзиан знакомится с женщиной в автобусе и представляется ей Мохсеном Махмальбафом, известным иранским режиссером. После он станет вхож в ее семью и решится снять кино вместе с ее сыновьями. Почувствовав неладное, семья обращается в полицию, и Сабзиана задерживают. Его мотивы не подвергаются сомнениям, все искренне уверенны, что это мошенничество с целью кражи. Но истинная история, глубокая и трогательная, берет начало лишь в скромном обожании искусства обычным человеком, попытке закрыть глаза, и, открыв, почувствовать себя значимым, уникальным.

«Вы можете снять фильм о моих страданиях?» - предысторию мы увидим в виде флешбеков, а основную часть займут документальные съемки (документальные ли?) Сабзиана в тюрьме, на слушании, после освобождения. Магия, наполняющая главного героя, его сверкающие глаза, сила духа, проявленная в его слабости, все это потрясает и трогает сердце. В фильме мы встретим самого Киаростами, беседующим с Сабзианом, и даже настоящего Мохсена Махмальбафа. Последняя совместная сцена настоящего Махмальбафа с поддельным – одна из самых знаменитых в истории кино. Мастерство Киаростами запутывать зрителя, где реальность, а где лишь копия и инсценировка, достигает здесь своего абсолютного апогея, и в этом стыке невооруженным глазом возможно увидеть чистое, первозданное искусство.

«Вкус вишни»

фото_4_enteron.net

Тем временем, Аббас Киаростами получил мировую известность как человек, открывший иранское кино для общественности. На пике карьеры он снимает «Вкус вишни», самый известный свой фильм, получивший золотую пальмовую ветвь на Каннском фестивале. Лента-притча повествует о человеке, решившем покончить жизнь самоубийством и разыскивающего кого-то, кто смог бы помочь ему закопать свое тело после. Мы практически ничего не знаем о герое, о том, кто он и почему решил это сделать, а лишь наблюдаем его путешествие, во время которого ему встречается множество разных людей – армейский солдат, ученик семинарии, профессор-таксидермист. Каждый, кто составит компанию во время недолгого промежутка времени на пути к его цели, несомненно, окажет на него влияние, и при просмотре возможно поймать себя на мысли, что этот человек ищет не помощника, для того, чтобы уйти, а лишь веский повод, для того, чтобы остаться. Помимо сильнейшей эмоциональной составляющей, фильм удивительно живописен, и чарующая красота пустыни на фоне розовеющего заката здесь как еще одна причина поверить в жизнь, дорожить ею, вдыхать ее полной грудью. Кино о смерти, пробуждающее неистребимое желание жить.

«Десять», «Ширин»

фото_5_silkroadfilmfestival.com

Киаростами, как виртуозному экспериментатору, всегда была интересна не только роль женщины в повседневной жизни Ирана, но и самое ее суть: чувства, эмоции, переживания. В картине «Десять» собрано ровно столько же новелл, связанных главной героиней – женщиной за рулем автомобиля. Вообще, путешествие является таким же равноправным лейтмотивом фильмов режиссера, как и спор реальности и иллюзии, и за хронометраж зритель узнает многое об этой красивой женщине-водителе, лишь наблюдая ее в дороге: о сложных отношениях с сыном после развода, о сестре, что горько переживает расставание с любимым человеком, о ее сердце, волнительном и чувственном, но вместе с тем сильном и решительном.


Другой фильм, «Ширин» - красивейший эксперимент автора, снявшего 114 женщин (среди них известная иранская актриса в изгнании Гольшифте Фархани и француженка Жюльет Бинош, давний друг режиссера) за просмотром фильма в кинозале. Наблюдать можно только лица этих прекрасных незнакомок, плачущих, сопереживающих, улыбающихся. Сам Киаростами признается, что его всеобъемлющая любовь к простоте и стремление передать особый момент воздействия кино на зрителей побудили создать этот фильм, о котором он мечтал с самого начала своей кинокарьеры. Он верил, что лица способны передать всю атмосферу происходящего, и при этом совсем необязательно видеть то, что видят они. «Что касается меня, смотреть на людей гораздо интереснее». Так и зритель - не увидит, но впоследствии узнает, что женщины смотрят экранизацию величайшей поэмы Низами Гянджеви «Хосров и Ширин», истории горькой любви между сасанидским шахом и армянской принцессой. На вопрос, почему он решил снимать именно женщин, Киаростами ответил, что женщины «прекрасны, сложны и чувственны». Истинный поэт иранского кино.

«Копия верна»

фото_6_kinomania.ru

С приходом к власти Махмуда Ахмадинежада режиссеру пришлось покинуть страну и продолжить работать за рубежом. Киаростами всегда говорил, что перемены – сложная материя, но несогласие и неприятие политической обстановки в стране, а также протест против тюремного заключения своего знаменитого коллеги, когда-то ассистента и ученика Джафара Панахи вынудили пойти на такой радикальный шаг.

Изменив географию, режиссер не изменил себе. Иллюзия и разные ее ипостаси проходят лейтмотивом сквозь все его творчество. В своем первом фильме, снятом за пределами родины, Киаростами представляет удивительно тонкое размышление на эту тему, причудливо перетекающее от теории к практике. Джеймс Миллер – англичанин, прилетевший в Тоскану для презентации своей книги «Копия верна» о ценности и значимости копий в современном мире. На презентации он встречает прекрасную француженку с сыном, после подарит ей пару книг с автографами, они беседуют на тему оригиналов и копий… И вот, зритель уже недоумевает, кто они друг для друга – случайные знакомые, играющие роль в своем маленьком спектакле на двоих, или вот уже 15 лет как семейная пара в кризисе; оригинал или копия? Сам режиссер уверяет, что история реальна, но на вопрос, какая именно из историй правдива, лишь разводит руками и оставляет это на суд зрителя. Антон Долин, известный кинокритик, назовет этот фильм «трансформацией подлинного человеческого опыта в фиктивный, а вымышленного — в реальный». Безумно романтичный и чувственный, он одновременно грустный и воодушевляющий, смешной и до боли серьезный.

В заключение

Тонкий, любовный взгляд Киаростами на мир и то, каким образом он переносит его на экран, изменил кинематограф и оставил в нем неизгладимый след. Множество современников с удовольствием обращаются к изобретенному им стилю, будь то соотечественники (Мани Хагиги, «Приходит дракон») или творцы других стран (Джанфранко Рози с его «Морем в огне»).

Этим летом, 4 июля, Аббаса Киаростами не стало, но его бессмертные шедевры, не теряющие актуальности по сей день, останутся с нами навсегда, напоминая, что искусство в первую очередь необходимо найти в себе, и тогда многое вокруг обретет свой истинный смысл.

 


Маргарита Агаджанян