Мусульманская мода: шаг вперед или два назад?

15 Марта 2017
687
Мусульманская мода: шаг вперед или два назад?
© cdn4.thr.com

Восточная мода набирает все большие обороты, и выпуском одежды для мусульманок ныне занимаются не только традиционные коммерческие бренды класса люкс, но и масс-маркет, что знаменует собой фактически новую эпоху в мире моды. На обложках глянца и на подиумах, на телевидении и в печатных изданиях мусульманки постепенно становятся полноправными героинями светской и культурной жизни. Реакция на такие веяния самая неоднозначная: от восторга до полного отрицания. Кто прав, кто виноват, попробуем разобраться.

История романа именитых модных домов и мусульманских женщин, конечно, началась уже очень давно: коммерчески такие проекты всегда оказываются очень выигрышными, и столпам модного бизнеса это известно не понаслышке. Подобные коллекции, как правило, лимитировано выходили в странах ближнего Востока и предназначались только для зажиточного слоя населения. Louis Vuitton, Gucci Oscar de la Renta – эти и многие другие мировые бренды были первооткрывателями восточного рыночного сегмента и первопроходцами особой, ни на что не похожей моды для женщин Востока. Как первый шаг на пути объективизации индустрии по отношению к женщинам-мусульманкам, такое положение вещей выглядело логичным и многообещающим, но, спустя определенное время, все же недостаточным.

02 © vogue.ru

Стремительные перемены коснулись рынка на излете 2015: масс-маркет в лице бюджетных мультибрендов активно претворяет в жизнь политику абсолюта безграничности. В своей духоподъемной и уже обретшей статус культовой рекламной компании знаменитый корнер Н&М впервые представляет девушку в хиджабе – британку пакистанского происхождения Марию Идрисси. В центре внимания рекламного ролика – абсолютное равноправие в моде, отсутствие границ и рамок в реализации собственного я. Уже тогда, в ограниченном пространстве минуты с небольшим, звучит главная мысль, сквозящая между строк: любой человек, вне зависимости от его вероисповедания, национальной или гендерной принадлежности, имеет право на свой собственный выбор в своем самовыражении.

03 © pbs.twimg.com

За Н&М последовало множество других примеров: в 2016 Marks&Spencer выпускает линейку буркини, в Mango выходит специализированная линейка к священному дню Рамадан, а Uniqlo представляет коллекцию, созданную в сотрудничестве с британским дизайнером Ханой Таджима. Nike идет дальше и анонсирует специализированный спортивный хиджаб, на разработку которого было потрачено около года. В поддержку спортсменок Востока компания также выпустила крепкий мотивационный ролик, цель которого – показать, что любая из них способна на все, через какие стереотипы и предубеждения им не приходилось бы проходить.

Словарь терминов

Хиджаб – в исламе любая одежда (от головы до ног), однако в западном мире под хиджабом понимают традиционный арабский женский головной платок.

Никаб – мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз.

Чадра – лёгкое женское покрывало белого, синего или чёрного цвета. Надевается при выходе из дома и закрывает фигуру женщины с головы до ног.

Буркуни – купальный костюм для мусульманок, разработанный ливанским дизайнером Ахедой Занетти. Производится из 100 % полиэстера, состоит из двух частей, имеет плотно сидящий на голове капюшон и отвечает всем требованиям шариата к одежде женщин.

Абайя – длинное традиционное арабское женское платье с рукавами.

04 © meduza.io

Главная новость, побудившая возобновление споров и распрей относительно культуры ношения хиджаба в условиях современной модной индустрии, стало появление на показе новой коллекции Канье Уэста Yeezy Season модели в хиджабе. Для 19-летней Халимы Аден показ Канье стал дебютным. Халима произвела сильнейшие впечатление при участии в отборочном турнире конкурса «Мисс Миннесота» за пару месяцев до этого, и, хоть одержать победу ей не удалось, популярность не заставила долго ждать – девушка, открыто, с гордостью и невероятной грацией демонстрирующая хиджаб и буркуни на подиуме, вызвала нескрываемое восхищение передовиков модной индустрии.

Еще одной первооткрывательницей, но уже на страницах глянца, стала Нур Тагури, первая мусульманка, появившаяся на страницах Playboy. Политика журнала ныне ориентирована на ценности более современные, поэтому голым телам редакция предпочитает интересные журналистские проекты и истории людей, о которых необходимо рассказывать. Тагури стала лицом проекта «Нонконформисты», рассказывающего о людях, влюбленных в свои профессии, и жертвах, которые они приносят ради них.

05 © femmedinfluence.fr

Такие коренные изменения в восприятии моды и женщин Востока, естественно, не обходятся без обширных, резко полярных дискуссий. Власти Франции после теракта в Ницце летом прошлого года ввели запрет на ношение буркини, мотивируя подобное решение тем, что такое облачение является ничем иным, как методом поддержания политики порабощения женщин стран Востока. Подобные точки зрения в реалиях современного мира кажутся полным абсурдом, о чем и высказывалась известный австралийский дизайнер Карена Уэст. «Женщин заставляют перестать носить вещи, которые, как всем кажется, их заставляют носить. Какая ирония!»,- цитирует новостной портал «Медуза».

И все же сегодняшний результат по-настоящему ошеломляющий: удачная коммерческая сделка поначалу, широкое распространение атрибутов туалета мусульманской женщины на прилавках магазинов сегодня является огромным шагом на пути к главной цели индустрии и мирового сообщества в целом - толерантности друг к другу, осознания всеобщего равенства и права каждого человека следовать тем принципам, которые имеют ценность лично для него. Подобное, несколько утопичное видение ситуации нисколько не умаляет пути, на которое встало общество, и по которому предстоит пройти еще так много. Но с чего еще начинать такую кампанию, как не с моды? Ведь фэшн-индустрия всегда являлась зеркалом современного общества. Не кривым, не буквальным, но идеализирующим, направляющим.

06 © i.onthe.io

Конечно, нельзя не согласиться с тем, что свобода – вещь дурманящая, в некотором смысле даже мифическая, и потому опасная. У любой вдохновляющей истории есть своя изнанка. Понятны запреты правительства Ниццы на ношение буркуни – страх, что вселяет атрибутика мусульманского вероисповедования этим людям, можно простить. В какой-то мере можно разделить позицию министра образования Ольги Васильевой в отношении головных уборов в школе Мордовии – но это, конечно, если очень постараться. Но все же хотелось бы верить, что мода станет достойной площадкой для стирания границы между «нами» и «ими». Даже историк моды Александр Васильев говорит, что исламская мода – единственное будущее подиума в глобальном смысле, и благообразность очень скоро станет главным трендом индустрии. В любом случае, впереди все только самое интересное.

Маргарита Агаджанян