«Простой прием»: о мышах и людях

26 Июля 2017
524
«Простой прием»: о мышах и людях
Фото: wp.com

Лето – не та пора, когда прогулке в парке можно предпочесть вечер в темном зале кинотеатра. У него, в свою очередь, тоже есть свой «летний распорядок», и на экранах традиционно крутят блокбастер за блокбастером, чем эпичнее, тем лучше. В такое время всегда скучаешь по кино, сюжетное содержание которого чуть больше и глубже, чем все то, что способен предложить коммерческий рынок. Лента «Простой прием» Мани Хагиги для такого случая подходит идеально.

Мани Хагиги получил широкую известность после выхода ленты «Приходит дракон» – яркого, аутентичного высказывания режиссера, вольной трактовки событий, реально происходивших много лет назад. Лента участвовала в конкурсе Берлинского кинофестиваля, а «Каспийские новости» отметили ее как одно из самых главных кинооткрытий 2016 года. Режиссерский почерк Хагиги в «Драконе» свеж, метко создает интригу нужного градуса, а главное, видится абсолютно индивидуальным.

Фото: kinogo-2016.net

Лента «Простой прием» совсем не похожа на своего «современника» – если в «Драконе» превалируют яркие цвета, в «Приеме» все выглядит более традиционно, от тусклых пустынных дорог до лачуг бедняков в нарочито темных, блеклых тонах. Общий настрой картины, цепко стягивающей холодные пальцы у горла своего зрителя, постепенно и неминуемо, также далек от своего младшего брата.

Правда, некоторое сходство все же напрашивается – несмотря на почтительный оммаж излюбленному иранцами реализму, здесь, как и в последней работе режиссера, очень непросто понять, подлинно ли то, что происходит на экране. Однако та точка, в которой «Дракон» уходит в области метафорического, сказочного и даже мистического, в «Приеме» уводит в глубины психологического анализа, выпуская наружу темные стороны своих персонажей, заставляя их медленно сходить с ума от безумства собственных деяний.

Фото: mail.ru

Сюжетная основа прорисовывается не сразу. Главные герои – мужчина и женщина - едут в машине, их останавливают военнослужащие. Между ними разгорается сцена, они яро ссорятся, в результате чего выкидывают огромные мешки с деньгами на обочину! Уезжая, они оставляют военных в полной растерянности. В машине они начинают смеяться, и мы видим, что всю сыгранную сцену они снимали на камеру телефона. На этом этапе мы узнаем о них совсем немного: в багажнике этих мужчины и женщины больше ста мешков с купюрами, сами они разными способами пытаются раздать эти мешки беднякам, и кто-то беспрестанно звонит им, справляясь, как продвигается работа.

Фото: imageban.ru

Главные роли в фильме исполняют сам Мани Хагиги, выказывая недюжинный талант актерского перформанса, а также Таране Алидусти, не так давно сыгравшая великолепную партию в оскароносном «Коммивояжере». Хагиги с легкостью исполняет в ленте сразу несколько главных партий – он актер, режиссер, сценарист, продюсер и немного композитор. Возможно благодаря этому мы видим в ленте так много по-настоящему авторского – сильные джазовые ноты в открывающих и закрывающих титрах, сложная, отличная от традиционной конструкция сюжета, в общем-то, привычная для местного стиля, но все же значительно переосмысленная и переработанная.

Фото: wp.com

Стиль, который создает на экране Мани Хагиги – ключ к пониманию иранского кино более широкой аудиторией. Бережно сохраняя местный колорит, он использует традиционные жанры с должным уважением, без страха приправляя картину острым черным перцем, насыщая ее тягучим, неприятным, даже злым окрасом. Закрома человеческих душ – игра на территории таких маститых европейских режиссеров, как Альфред Хичкок, Роман Полански и Михаэль Ханеке, но в общем остатке все это не выглядит как прямое обращение и скупое переосмысление жанра. Это – абсолютно индивидуальный продукт, захватывающий и отталкивающий одновременно.

Главная героиня с экрана говорит нам о том, что благотворительность – это совсем непросто. Под эгидой этого утверждения мы и наблюдаем за внутренними изменениями героев – поначалу движимые позитивной энергией и желанием помочь, их неотвратимо поглощает алчность и то ощущение абсолютной власти, которое дарит превосходство одного над другим. Все это неизбежно закончится плохо и то, как напряжение сюжетной линии с легкостью удерживает зрителя у экранов, вызывает желание аплодировать стоя. Не каждый человек способен пройти испытание человечностью. Не каждый достоин носить гордое звание человек. Есть люди, а есть не более, чем мыши.

Фото: imageban.ru

Своими картинами Хагиги не без изящества доказывает нам, что способен создавать разное кино по ощущениям и представлениям, оставаясь при этом верным своему авторскому началу, не имеющего аналогов в Иране стилю. Мы с нетерпением будем ждать новых картин режиссера, а пока остается только в сотый раз удивиться, что иранское кино будущего способно быть таким неординарным и насыщенным.

Маргарита Агаджанян