Дмитрий Долин
Опубликовано: 04:34, 26 декабрь 2022
Полезно знать

11 сентября 2001 день недели

11 сентября 2001 в США произошел крупнейший в истории террористический акт, унесший жизни почти 3 тысяч человек. За обрушением башен-близнецов в Нью-Йорке
11 сентября 2001 день недели




11 сентября 2001 в США произошел крупнейший в истории террористический акт, унесший жизни почти 3 тысяч человек. За обрушением башен-близнецов в Нью-Йорке наблюдал весь мир. Спустя 20 лет российские политики, артисты и общественные деятели поделились с «Газетой.Ru» своими воспоминаниями о том дне и посетившем их в тот момент чувстве необратимости предстоящих в мире событий.


Официальный представитель МИД России Мария Захарова


Летом того года у меня было воспаление легких. Тяжелое. И меня после выписки из больницы отправили в подмосковный санаторий на восстановление. Выдержала я там недолго и сбежала. День побега пришелся на 11 сентября.



Очень хорошо помню, как вхожу в квартиру. Включаю телевизор. Вижу прямой эфир из Нью-Йорка, трансляцию американского канала на российском ТВ.


Застываю перед кадрами горящей башни. И вдруг вижу влетающий во второе здание самолет. Это был шок. Я видела это в прямом эфире. Настолько четко помню этот момент, что как будто это было вчера.


Потом я позвонила на работу. Отпуск свернула. А дальше была новая реальность.



11 сентября 2001 день недели

Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова


РИА «Новости»


Солистка t.A.T.u. Лена Катина


Я помню точную хронологию событий, потому что мы с Юлей [Волковой] накануне были в Нью-Йорке.


9 сентября наша группа «Тату» получает премию МTV World Music Awards. 10 сентября прилетаем в Москву. А 11-го — прямо в момент трагедии — в студии ставим номера для выступлений. В помещении стоит телевизор, который показывает рандомные каналы.


В разгар репетиций возникает страшная картинка. И все. Башни-близнецы рухнули.


На меня сильно повлиял тот день. Я поняла, что в любой момент с тобой может произойти все что угодно. Надо ценить каждый момент.




Солистки t.A.T.u. Лена Катина и Юля Волкова в Нью-Йорке, 2001 год


из личного архива Лены Катиной


Депутат Госдумы и олимпийская чемпионка Светлана Журова


Я очень хорошо помню этот день, потому что в 2002 году у нас должна была быть Олимпиада в США.


Тогда я ехала с тренировки и когда подходила к подъезду, мой муж с окна мне прокричал: «Все! Накрылась твоя Олимпиада!»


У всех были опасения, что Игры просто не состоятся из-за опасности каких-то повторных терактов. И в итоге американцам пришлось совершенно изменить подход к обеспечению безопасности на Олимпиаде, вложив огромное количество денег.


Так что для меня этот момент стал особенно волнительным из-за Игр и того, что в принципе произошло. У меня было несколько знакомых, которые потерялись в день теракта. У них были проблемы со связью, и мы за них очень переживали. Это все была очень трагическая история, которая стала для всех уроком о том, что может принести терроризм.




Светлана Журова на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити, 2002 год


Александр Яковлев/ТАСС


Телеведущий Николай Дроздов


11 сентября я был на фестивале «Лазурная звезда» в Сочи, работал членом жюри на вручении наград телевизионным деятелям. На перерыве зашел к себе в номер. Телевизор был включен, но я даже не обратил на него внимания, просто делал свои дела.


В какой-то момент я случайно посмотрел на экран и увидел страшную картину: летит самолет, врезается в небоскреб и происходит жуткий взрыв.


Подумал с омерзением: «Ну вот! Опять очередной фильм-катастрофа. Зачем приучают людей смотреть подобные вещи? Бредятина!»


Я выключил телевизор.


Когда вышел из номера, то меня моментально окружили мои товарищи. Спрашивали, видел ли я взрывы. В тот момент я понял: фильм-катастрофа оказался реальностью.




Евгения Новоженина/РИА «Новости»


9 сентября 2001 года члены группировки «Аль-Каида», захватив четыре пассажирских авиалайнера, совершили координированную атаку по объектам на территории США. Первые два самолета врезались в здания башен-близнецов в Нью-Йорке, в которых был расположен Всемирный торговый центр. Третий самолет был направлен в здание Пентагона, а четвёртый упал в 240 км к северу от столицы США Вашингтона.


9 сентября 2001 года члены группировки «Аль-Каида», захватив четыре пассажирских авиалайнера, совершили координированную атаку по объектам на территории США. Первые два самолета врезались в здания башен-близнецов в Нью-Йорке, в которых был расположен Всемирный торговый центр. Третий самолет был направлен в здание Пентагона, а четвёртый упал в 240 км к северу от столицы США Вашингтона.


В результате первых двух атак здания башен-близнецов обрушились, вызвав сильные повреждения прилегающих территорий. Теракт 9/11 стал крупнейшим в истории по числу жертв: 2977 человек погибли, ещё 24 считаются пропавшими без вести. Большинство — более 2700 человек — погибли в результате событий в Нью-Йорке.


Председатель «Справедливой России» Сергей Миронов


В то время я только начинал работать в Москве в Совете Федерации. Когда в новостях передали, что в Нью-Йорке самолет врезался в небоскреб, сначала, как и многие, подумал, что это авиакатастрофа. Даже мысли о теракте не было. Не могло прийти в голову, что террористы могут вот так запросто захватить самолет с пассажирами и направить его в огромное здание посреди огромного города.


Эти жуткие кадры, которые крутили по телевидению, до сих пор у меня перед глазами…


Очень хорошо понимаю боль американцев, ведь за два года до этого похожие события произошли в Москве, когда террористы взорвали жилые дома.


Я сразу подозревал, что в ответ США развяжут войну. Но, разумеется, и представить не мог, что не одну войну и что в Афганистане она продлится целых 20 лет.


К сожалению, теракты 11 сентября не смогли объединить США и Россию на почве борьбы с международным терроризмом. В Вашингтоне оказались к этому не готовы, хотя, напомню, руку помощи мы им протянули сразу после той трагедии.




Нина Зотина/РИА «Новости»


Пианист Денис Мацуев


Это было как вчера. Я находился в Париже и собирался на концерт в Театре Елисейских полей, но прямо перед выходом решил включить телевизор и ужаснулся увиденному.


Я позвонил своему другу. В тот момент он жил в Нью-Джерси, так близко к башням-близнецам, что вид из окон его квартиры выходил на них. Прямо у него на глазах второй самолет врезался в здание.


Все это время мы с ним созванивались, а когда открыли Нью-Йорк, ровно через десять дней я прилетел.


Помню, как удивился: у моего приятеля волосы были другого цвета — белого. Оказалось, 11 сентября он поседел.


Я сам испытал шок. Мой Нью-Йорк, который я видел больше ста раз. Это не укладывалось в голове. С того времени Америка изменилась. Она стала более охраняемой, нервной, а люди — закрытыми.


Такого еще никто не видел, тем более в прямом эфире. Великая империя дрогнула.




Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»


Полпред правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский


В тот день я был на даче, спустился на кухню в момент, когда по телевизору шла трансляция. Сначала я подумал, что странно показывать какой-то боевик днем. У меня ушло несколько минут на то, чтобы понять, что происходящее реально. А затем был некий шок.


12 сентября, выступая на радио, я сказал, что началась третья мировая война между цивилизацией и варварами.


Мне было понятно, что это начало новой эпохи. Теракт был прорывом нарыва между бедными, в основном мусульманскими странами, и богатыми, в основном христианскими странами. То есть это не та война, когда встречаются два пехотных полка или танковых батальона, а та, которая с нами всерьез и надолго.




Рамиль Ситдиков/РИА «Новости»


Композитор Виктор Дробыш


Я плыл на пароме Германия-Финляндия. По приезде я выехал на машине в Хельсинки, заехал в магазин. Мне запомнилась витрина с телевизорами, около нее столпилось большое количество финнов. Тогда я подумал, что они чудные — стоят толпой у телеков, наверное, вышел какой-то новый блокбастер. Посмеялся.




Когда я подошел ближе к витрине из-за любопытства, то увидел титры CNN. Это была новостная сводка, а не фильм.


На мне эта трагедия очень отразилась. Уже 13 сентября 2001 года мне нужно было вылетать из Хельсинки обратно во Франкфурт. В самолете все были настороженные. Перед вылетом к нам в кабину зашел высокий мужчина с бородой и огромным рюкзаком — чистый [Усама] бен Ладен.


Все пассажиры приковали свое внимание к незнакомцу. Когда самолет вырулил на взлетную полосу, то одна американка завопила, чтобы ее выпустили из самолета. «Я не полечу с этим человеком», — кричала она. Самолет остановили, женщина смогла выйти.


В итоге рейс задержали на час. В тот момент самолет покинуло еще двое пассажиров. Я остался.


Во время второго взлета я сидел напротив того подозрительного мужчины. Следил за ним всю дорогу, наблюдал. Было страшно.


Когда самолет приземлился, я кое-что понял. Плакала и билась в истерике не только та женщина, которая сошла с самолета, а мы все.




Владимир Федоренко/РИА «Новости»


Вице-спикер Совфеда Константин Косачев


Я очень хорошо помню этот день, его забыть невозможно. Тогда я находился на своем рабочем месте в здании Госдумы на Охотном ряду. Ко мне в кабинет ворвался помощник и предложил включить телевизор, мы начали смотреть и на наших глазах в прямом эфире была атака на вторую башню.


Мы смотрели, не отрывая взгляда от экрана с осознанием ужаса всего происходящего и пониманием того, что мир уже никогда не будет прежним.


То есть было ощущение, что происходит нечто настолько чрезвычайное, что это сравнимо с величайшими трагедиями в истории. Я понимал, что человечество уже не будет таким, каким оно было до сих пор. Но не испытывал иллюзий о том, что эта трагедия может человечество исправить. И не ошибся.


Глобального фронта борьбы с международным терроризмом в итоге так и не сложилось, хотя Россия к этому прилагала всевозможные усилия. Увы, к радости международных террористов и к большому сожалению всего остального человечества, в этом смысле мы остались непонятыми.




Илья Питалев/РИА «Новости»


Читайте также: К чему снятся сапоги женские

Актриса Алена Яковлева


Я узнала обо всем по телевизору. Был шок. Этот теракт не имеет аналогов по своему масштабу. Здесь был беспрецедентный случай — люди прощались со своими близкими практически в прямом эфире.


Через некоторое время я поехала на гастроли в Нью-Йорк и увидела этот ужас воочию: от близнецов осталось пустое место.


В тот момент мы в России сами часто сталкивались с террористическими актами. Их было огромное количество: Беслан, Дубровка, Пушкинская [площадь]. Очень страшный период.


Первое время мне было страшно ходить в общественные места. Я даже не разрешала своей дочери спускаться в метрополитен. Но потом все вернулось на круги своя. Человеческая сущность такова, что привыкает ко всему.




Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»


Лидер фракции «Единая Россия» в Госдуме Сергей Неверов


В день теракта я был в регионе, конечно, смотрел трансляцию по телевизору. В тот момент у меня была только одна мысль — терроризм это страшно.


Это было достаточно тревожно, потому что терроризм — беда номер один, и ни одна страна не в состоянии с ней справится.


Но больше всего меня интересуют вопросы безопасности своей страны и ее защита, в том числе от международного терроризма. Россия всегда выступала за объединение усилий в борьбе с международным терроризмом, но те, кто сегодня за океаном, где произошла эта трагедия, не хотят нас слышать.




Григорий Сысоев/РИА «Новости»


Актер Александр Молочников


В 2001 году я учился в школе в Нижнем Новгороде. 11 сентября, как обычно, я вернулся домой с уроков. Когда я пришел, то увидел свою семью, прикованную к телевизору. Кто-то из родных сидел на одном месте несколько часов, кто-то нервно ходил по комнате. Все молчали. Я не понимал, что происходит.


Так совпало, что именно в то время мы собирались переезжать в Америку. Звучит странно, но теракт был надеждой, что мы не улетим.


Этого не случилось. В последний день моего пребывания в русской школе мои одноклассники, видимо, по просьбе кого-то из учителей нарисовали мне целую серию прощальных картинок. Практически на каждой был изображен самолет, который облетает башни-близнецы и невредимым приземляется в аэропорту.




Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»


Сенатор Алексей Пушков


В момент теракта я находился в Москве, готовил свою программу «Постскриптум» на телеканале ТВЦ. Это случилось ближе к концу недели, в четверг или в пятницу.


Глядя на эти кадры, я понял, что наступает новый исторический цикл, и кто бы ни совершил этот теракт, у него были определенные цели.


Было понимание, что с 11 сентября начнется раскручивание новой эпохи, а само событие — пролог как минимум к одной, а может быть и многим войнам.




Илья Питалев/РИА «Новости»


Журналист Владимир Познер


11 сентября я был в Москве. Узнал как все — по телевизору. Видел эти жуткие кадры.


У меня не было страха, просто появилось понимание: возникло новое явление, которым будут пользоваться.




Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»


Депутат Наталья Поклонская


Да, я помню этот день. Как и любой нормальный человек, я почувствовала ужас, потому что любой теракт вызывает лишь чувство ужаса и отвращения к преступникам.


Конечно, после подобных событий мир уже не мог стать прежним. Преступления, связанные с терактами — всегда переломный момент, вызов всему миру и человечеству. Их цель посеять страх и панику.




Дмитрий Макеев/РИА «Новости»


Певец Сосо Павлиашвили


11 сентября мне позвонил мой сотрудник, сказал: «Включи телевизор, Нью-Йорк горит». Я включил, был шок.


Но такое же отчаяние я испытывал и до «близнецов» и после.


Когда человек убивает человека, бог плачет. Думаю, все жертвы этой трагедии стали ангелами.




Global Look Press


Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Новостях, Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter


Свидетели трагедии вспоминают события 11 сентября




Крупнейший теракт в истории человечества произошел ровно 20 лет назад. 11 сентября 2001 года весь мир замер у экранов телевизоров, транслировавших атаку террористов на здания Всемирного торгового центра и Пентагона. Трагедия унесла жизни 2977 человек — граждан 92 государств. «Газета.Ru» вместе с соотечественниками, ставшими свидетелями атаки, вспоминает события трагического дня.


11 сентября 2001 года в Нью-Йорке произошла серия терактов, унесшая жизни почти трех тысяч человек. Два самолета Boeing 767, захваченные террористами «Аль-Каиды» (организация запрещена в России), врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке, еще один самолет — Boeing 757 — рухнул на здание министерства обороны США в Вашингтоне. Четвертый угнанный террористами Boeing 757 (United Airlines рейс 93) не достиг цели из-за сопротивления людей на борту и упал в графстве Соммерсет штата Пенсильвания.


Боинги авиакомпаний American Airlines и United Airlines были угнаны террористами-смертниками. Позже личности всех 19 террористов были установлены: среди них были уроженцы Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Ливана, находившиеся в штатах законно, а некоторые даже обучались в американских летных школах.


«Я понял, что случилось что-то экстренное»


В день трагедии в Нью-Йорке находился журналист Александр Братерский, впоследствии — политический обозреватель «Газеты.Ru». В Штаты он отправился в качестве переводчика с группой «Тату». Популярные во всем мире девушки из России 9 сентября получили награду MTV. Весь состав делегации улетел на следующий день, а Братерский остался. Ночь с 10 на 11 сентября он провел в спортзале на Брайтон-Бич, а утром отправился на Манхэттен.


Это было теплое утро, которое не предвещало никакой беды. Люди в метро и на улицах были одеты по-летнему легко: яркие майки, шорты, платья.


«Я ехал на метро в сторону Уолл-Стрит. Около девяти утра из окна вагона увидел, как горит одна из башен ВТЦ, на Канал-Стрит поезд остановился и по громкой связи сообщили об эвакуации пассажиров. Я понял, что случилось что-то экстренное. Полиция организовывала людей, чтобы эвакуировать на север, в Нью-Джерси, на паромах и поездах. По расстоянию это как из Москвы ехать в Мытищи. Сразу подумал, что это террористический акт. Вокруг царила паника, многие плакали, полицейские кричали: «На север!». Выйдя со станции, я стал звонить по телефону-автомату в редакцию «Нашего радио», где работал тогда, и транслировать происходящее. Было видно, как с верхних этажей башни прыгают люди», — рассказал он.


Рейс 11 врезался в северную башню ВТЦ между 93-м и 99-м этажами. Самолет практически провалился в здание, перерезал лестничные проходы, засыпал их обломками, преграждая путь тем, кто пытался выбраться. Тонны авиационного керосина спровоцировали мощнейший пожар. Северная башня ВТЦ полностью рухнула через 1 час и 41 минуту. Никто из оказавшихся на верхних этажах не выжил. Отель «Мариотт», находившийся между башнями, тоже был разрушен.


Вскоре на скорости почти 1000 км/ч рейс 175 врезался в южную башню между 78-м и 85-м этажами. Части самолета пробили здание насквозь и разлетелись на несколько кварталов. Разрушение второй башни, как и первой, транслировалось американскими телеканалами в прямом эфире.


«В кафе по CNN показывали, как падают башни. Люди сидели молча в каком-то оцепенении, только вилки по тарелкам стучали иногда. Скорые помощи, звуки сирен. Потом я поехал на Брайтон-Бич. Полиция, пожарные службы, выступление мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани очень сплотили людей на улицах города», — вспоминает Братерский.


На следующий день он отправился помогать коллеге в агентство UPN. По пути купил в сувенирной лавке статуэтку башен ВТЦ. Башен, на месте которых посреди Манхэттена остались лишь обломки, пепелище и зияющая дыра, засосавшая в воронку террористического акта тысячи жизней. Помимо офисных сотрудников, не успевших выбраться, в процессе спасработ погиб 341 пожарный, около 10 медиков 60 полицейских.


«12 сентября позвонили участники группы «Тату» и продюсер Иван Шаповалов. Тогда все были в шоке от того, сколько людей погибло. Песня группы «Я сошла с ума», с которой они получили премию, так и ассоциируется у меня с серией терактов 11 сентября 2001 года. Тогда словно весь мир сошел с ума», — поделился журналист.


«Бабочки в животе первый и последний раз в жизни»


Грег Вайнер, предприниматель и политолог родом из Санкт-Петербурга, прожил в Нью-Йорке более 30 лет — в 2001 году он владел небольшой фирмой в шесть сотрудников на Манхэттене. В Россию соотечественник вернулся 9 лет назад. События 11 сентября в Нью-Йорке он запомнил на всю жизнь. В тот день он плыл на работу на пароме примерно в 20 км от ВТЦ и услышал страшный звон. Поднял глаза и увидел, как сотряслась одна из башен.


«Раздался страшный удар, ее потрясло, пошел белый дым. Это потрясение гигантского масштаба, когда ты видишь, как все рушится на твоих глазах. Первый и последний раз в жизни я испытал чувство, что зовут «бабочками в животе». Манхэттен — остров, соединенный с материком тоннелями и мостами. И вдруг все оказалось перекрыто. И понял, что выход только один — через Гудзон идут паромы. На них народ потом и вывозили массово», — рассказал Вайнер.


Оглушительный звон в ушах стоял еще долго, но в тот момент предприниматель стал думать только о том, как забрать дочь из школы, которая находилась на 86-й улице в Вест-Сайде. Среди множества обеспокоенных, будто сошедших с ума людей, летящих непонятно откуда бумаг и пепла, Вайнер искал такси.


«Американские таксисты бесплатно подвозили тех, кого могли, это правда. Но мне попался «гастарбайтер»: те, кто приехал на заработки, пользовался трагедией и заламывал цену в 2-3 раза выше счетчика», — уточнил он.


У него сел телефон и, несмотря на экстренную ситуацию, ему никто не дал позвонить на ресепшенах в отелях Вест-Сайда. Найдя дочь, он посадил ее и одноклассницу на паром, а сам отправился отпускать сотрудников на Манхэттен.




«На улицах стояло огромное количество плачущих и растерянных женщин, они не понимали, куда им идти, не могли дозвониться до своих детей, мужей.


Читайте также: Идти босиком во сне

Манхэттен очень динамичный, энергетически заряженный микрогород, где все спешат. И тут вместо бешеного делового движения, коротких едких офисных шуток, постоянных людских контактов образовалась гулкая тишина, запах гари, дым и плач на разные голоса. Такого сковывающего шока я никогда больше не испытывал», — признался Вайнер.


Истории чудесного спасения


Масштабы разрушений и последовательность событий были такими, что точную цифру погибших назвали лишь через полгода. Некоторые из тех, кому удалось начать путь из башен по пожарным выходам, так и не дошли до спасительного финала. На одного из выбравшихся мужчин упал человек, выпрыгнувший из окна, другого сразу после выхода из башни убила огромная балка рассыпающегося здания. Но были и те, кому невероятно повезло.


«Башни еще простояли какое-то время. Тысячам людей все же удалось спастись. У моего знакомого на 50-м этаже одной из башен был офис. Он руководил корпорацией и проспал совещание, назначенное на восемь утра. Это и спасло ему жизнь», — рассказал Вайнер.


Еще один его приятель по пути на Манхэттен получил штраф от полицейского и стал с ним ругаться. Из-за этого не попал вовремя в офис, ставший для многих смертельным капканом. Впоследствии он нашел того полицейского и долго благодарил.


Другого офисного сотрудника из северной башни спасла собака. Она спала под рабочим столом на 78-м этаже в офисе компании, лояльной к питомцам работников. Когда в 99-й этаж врезался самолет, она стала выводить своего хозяина. Несмотря на дым, растерянность и шум, Розелла вывела еще 30 человек на лестницу.


«Пока все бегали в панике, вокруг падали обломки, Розелла оставалась спокойной и помогала людям», — расскажет позже Хингсон, хозяин собаки.


Спустя 10 лет Розеллы не стало: посмертно американцы назвали ее национальной героиней.


Личности еще двух жертв теракта 11 сентября 2001 года были установлены буквально за два дня до 20-й годовщины трагедии. Об этом сообщили в Нью-Йорском управлении судебно-медицинской экспертизы.


Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Новостях, Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter


Боль нации. Почему за 20 лет Америка так и не смогла отомстить за теракты 11 сентября?


11 сентября 2001 года — день, навсегда изменивший Соединенные Штаты. Два пассажирских самолета, угнанные террористами «Аль-Каиды» (террористическая организация запрещена в РФ), врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Еще один лайнер рухнул на здание Пентагона, а четвертый разбился в Пенсильвании. Чтобы отомстить организаторам теракта и предотвратить новые трагедии, США начали масштабную кампанию по борьбе с терроризмом. «Лента.ру» поговорила с очевидцами терактов и военными, служившими в Афганистане, чтобы выяснить, как события 11 сентября навсегда изменили мир и почему борьба с терроризмом не принесла желаемого результата.


Трагедия всей нации


Хотя со дня катастрофы, унесшей жизни почти трех тысяч человек, прошло два десятка лет, воспоминания о серии террористических атак до сих пор будоражат общественность. Самолеты врезаются в небоскребы, люди прыгают из окон, все вокруг горит — эти кадры навсегда врезались в память американцев, которым пришлось пережить тот день.


Адвокат и член благотворительных фондов Энн-Мари Принципе, чудом пережившая атаку, помнит, что утро 11 сентября было ясным и солнечным. Когда в 8:46 первый самолет — рейс American Airlines, угнанный террористами, — врезался в первое здание, она даже не поняла, что случилось. Энн-Мари увидела лишь второй самолет, рейс United Airlines, врезавшийся во вторую башню в 9:03. «В тот момент я поняла, что это никакая не случайность. Это была настоящая атака», — рассказывает выжившая.


могло находиться в зданиях Всемирного торгового центра в момент атаки


Большую часть из тех, кто был внутри, удалось эвакуировать еще до обрушения. Многие возвращались обратно, прямо в пекло: они хотели спасти тех, кто не мог выбраться. Некоторые очевидцы вспоминают: время будто остановилось, в воздухе застыли обломки, пыль и люди, летящие вниз из окон.


В 9:58 обрушилась Южная башня, спустя полчаса, в 10:28, — Северная башня


Здания башен складывались под собственным весом, как карточные домики, превращаясь в братские могилы. В тот день в Нью-Йорке погибли 2066 человек. Всего теракты унесли жизни 2977 человек (не считая террористов). 412 из них были сотрудниками экстренных служб.


«Я помню, как пробиралась сквозь облако пыли и пепла, мимо обломков и человеческих тел. Я оглянулась по сторонам и провела воображаемую линию: с одной стороны — те, кто еще могут выжить, с другой — трупы», — вспоминает сотрудница пожарной службы Эдрианн Уолш, которая принимала участие в спасательной операции и стала свидетелем крушения Северной башни.












Фото: Chao Soi Cheong / AP


Произошедшее спровоцировало хаос в США. Все коммерческие авиарейсы отменили, посадку самолетов на территории страны запретили (кроме внутренних рейсов, уже находившихся в воздухе), крупные города патрулировали истребители ВВС и Национальной гвардии. Поступали сообщения и о других терактах, которые оказывались ложными.


Многие из тех, кто выжил, столкнулись с серьезными заболеваниями: из-за взрывов бетон, стекло, асбест, электронное оборудование и предметы мебели были измельчены в пыль, эту токсичную смесь вдыхали и сотрудники экстренных служб, и простые граждане. Для спасателей, работавших на месте трагедии, риск заболеть раком щитовидной железы до сих пор на 219 процентов выше, чем у простых американцев.


С момента теракта от осложнений, которые связывают с токсичным отравлением, умерли свыше двух тысяч человек.


Более 3,6 тысячи выживших рассказали о том, что столкнулись с посттравматическим стрессовым расстройством. Среди других серьезных проблем, выявленных у пострадавших — бессонница, тревожность, депрессия. С ними сталкиваются даже те, кто оказывает психологическую помощь выжившим и родственникам погибших.


Война без конца


Вечером 11 сентября президент США Джордж Буш-младший обратился к нации и пообещал нанести сокрушительный удар по терроризму. Тогда его рейтинг взлетел до 90 процентов.


Эти акты терроризма были призваны деморализовать и напугать нас, посеять хаос в Америке. Но этого не произошло, потому что мы сильны. Америка вместе со своими друзьями и союзниками объединяется со всеми, кто хочет мира и безопасности на земле. Вместе мы выиграем войну против терроризма


Ветеран войны в Афганистане Мэтт Смит, дважды служивший в этой стране (в 2003 и 2007 годах), вспоминает, что увидел кадры с места теракта 11 сентября по телевизору. «На тот момент я уже служил в армии, но не от большого желания — просто хотел получить преимущества, которые предоставляли военным. Но когда я стоял и смотрел, как башни Всемирного торгового центра рушатся у меня на глазах, то понял: я должен служить своей стране», — сказал он в беседе с «Лентой.ру».


В организации терактов власти США обвинили лидера «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена. Тот отверг все обвинения и скрылся в Афганистане. Тогда Буш-младший выдвинул ультиматум властям страны: либо они выдают бен Ладена и других боевиков, причастных к 9/11, либо готовятся к серьезным последствиям. Кабул отказался экстрадировать «террориста номер один», и тогда американские власти применили силу.


7 октября 2001 года США при поддержке Великобритании начали военную операцию «Несокрушимая свобода». Задача звучала лаконично — уничтожить все базы террористов на территории Афганистана и захватить лидеров «Аль-Каиды». На то, чтобы отомстить за 9/11, ушло почти десять лет. 2 мая 2011 года американские спецназовцы наконец выследили и убили бен Ладена. Правда, не в Афганистане, а в соседнем Пакистане. И хотя его ликвидация должна была стать финальной точкой всей кампании, на этом война не закончилась.








Усама бен Ладен


Фото: Rahimullah Yousafzai / AP


Помимо ликвидации ячеек «Аль-Каиды» Вашингтон занимался переустройством Афганистана. Правительство «Талибана» (движение запрещено в России), правившее с 1996 по 2001 год, пало после вторжения войск США, и американцы занялись зачисткой оставшихся боевиков и помощью новому правительству.


Дэвид Вайсман служил в Афганистане в 2006-2007 годах, а также в 2010-2011 годах. В беседе с «Лентой.ру» он рассказал, что на войне прежде всего занимался защитой военного священника (капеллана) — как правило, они работают в горячих точках и общаются как с солдатами, так и с местными жителями.


«Однажды мы были на базе у города Калат, капеллан был в бараке, общался с местными военными. Вдруг — шум выпускаемых ракет, прямо у лагеря. Пули проносились буквально над головой, наш лагерь пытались обстрелять, ракеты разрывались в 50 метрах от меня. Я впервые так ясно почувствовал, что могу умереть, что стал мысленно прощаться с родными», — вспоминает Вайсман.


С 2014 года страны НАТО и США стали постепенно сокращать контингент в стране. Весной 2021-го американский президент Джо Байден объявил об окончательном завершении операции и эвакуации всех солдат. Это спровоцировало всплеск террористической активности и стало началом наступления «Талибана». В считаные месяцы боевикам удалось захватить большую часть Афганистана. США еще даже не успели начать вывод войск, а талибы уже захватывали населенные пункты, заставляя местные власти и военных с позором отступать в столицу. Но 15 августа пал и Кабул, а спустя несколько недель талибы объявили о создании нового правительства.


Страны НАТО опасались, что не успеют вывести войска в оговоренные с талибами сроки — до 31 августа. Боевики угрожали, что в таком случае иностранцы навсегда останутся в Афганистане, и подкрепляли слова делом, нападая на тех, кто сотрудничал с США и НАТО. Если 20 лет назад вторжение в страну началось с триумфального свержения талибов, то теперь иностранцы с позором бежали домой. Воспользовавшись хаосом, террористы из «Исламского государства» (запрещено в РФ) устроили теракт возле аэропорта Кабула. Погибли по меньшей мере 169 афганцев и 13 американских военнослужащих.


составили траты США с октября 2001 года по сентябрь 2019 года на военное вмешательство в Афганистан


В разговоре с «Лентой.ру» ветеран Джошуа Кликман заявил, что американские власти могли бы избежать и этой атаки, и других позорных событий, связанных с эвакуацией, если бы не наращивали военное присутствие в Афганистане последние 20 лет. В некоторые годы численность войск США превышала 100 тысяч человек.


Читайте также: К чему снится мебель

«Я думаю, когда власти США отправили в Афганистан еще больше военных, это стало началом конца. Они оправдывали это желанием помочь афганцам, восстановить страну — в общем, сделать все за них. Но мы только настроили местных против себя: это же военная операция, так что афганцы воспринимают наше участие враждебно», — убежден Кликман.








Фото: Шамиль Жуматов / Reuters


В результате терактов 2001 года боевикам удалось не только запугать американцев и посеять хаос в стране, но и навсегда изменить ход истории. Власти США пошли на кардинальное изменение внешней политики, чтобы отомстить, и начали серию кампаний в странах Ближнего Востока и в Афганистане. Но это не избавило американцев от кошмарных воспоминаний и не предотвратило повторные атаки.


Напротив, война унесла даже больше жизней, чем погибло в башнях-близнецах: с 2001 года в Афганистане были убиты более 3500 солдат НАТО, в том числе 2400 американцев. 41 процент тех, кто служил в Исламской республике и других горячих точках региона, теперь инвалиды.


Если проигрывать, то некрасиво


Глядя на то, как американцы спешно покидают аэропорт Кабула, а местные афганцы пытаются привязать себя к шасси, лишь бы спастись от талибов, многие военные впадают в депрессию и начинают всерьез сомневаться в том, что их работа принесла пользу. Ветеран Афганистана Мэтт Смит, который теперь работает в программе помощи ветеранам Hope for the warriors, рассказал о росте обращений за психологической помощью на фоне последних событий.


Психиатры опасаются, что разочарование, связанное с обстоятельствами ухода американцев из Афганистана, может спровоцировать рост суицидов среди ветеранов.


Сам Смит убежден: война не была напрасной, поскольку, благодаря интервенции, бывшему правительству Исламской республики удалось сформировать сильную армию и восстановить порядок в стране. «Конечно, на войне всегда происходят ужасные вещи. Но я провел так много времени, тренируя своих ребят, что нам всегда удавалось отбить [атаки]. И официальная афганская армия делала то же самое, это сильные бойцы. Во время службы я был уверен, что эти афганцы всегда помогут в трудную минуту», — вспоминает он.


Однако даже такая важная работа как обучение военных и развитие демократических институтов не привела к результату, убежден исследователь Школы востоковедения и африканистики Лондонского университета (SOAS) Сараджуддин Исар. В разговоре с «Лентой.ру» эксперт напомнил, что афганскую армию называли боеспособной, но она пала практически моментально.


Свобода слова и самовыражения в Афганистане процветали благодаря интервенции иностранных войск и колоссальным финансовым вложениям. Но все это оказалось неустойчиво. США дали афганцам рыбу, но не научили их рыбачить


Кроме того, помощь Вашингтона не обеспечила Афганистану экономической стабильности. Эксперт ожидает, что скоро в стране вырастут инфляция и доля безработных. По прогнозам ООН, местных жителей скоро ждет гуманитарная катастрофа: в следующем году более половины всех детей в возрасте до пяти лет будут недоедать. Последние десятилетия страна была очень зависима от природных ресурсов и гуманитарной и финансовой помощи из-за рубежа — в 2019 году ее общая сумма составила почти четверть валового национального дохода страны. Теперь афганцам практически не на что рассчитывать.


«Если страна не хочет демократии, если она не хочет защитить себя от террористов, зачем ей помогать? 20 лет войны обошлись Америке в тысячи убитых. Я не хочу винить политиков, но, да, я очень зол, что все это происходит», — возмущается Вайсман.


Кликман соглашается: масштабное присутствие военных США только поставило их жизнь под угрозу. «[После терактов в аэропорту Кабула] многие призывают американские власти вернуться в Афганистан. Мол, надо снова ввести войска и отомстить. Я на такое обычно смеюсь и отвечаю: «Мы 20 лет пытались отомстить, вы правда думаете, что это хорошая идея?»», — рассуждает ветеран.


«Выходите немедленно»: что творилось в Белом доме 11 сентября 2001 года




Фото: nps.gov


Неделя остается до очередной трагической годовщины: исполняется 20 лет с момента терактов в Нью-Йорке 11 сентября, в которых погибли 2 977 человек. Эта атака террористов стала крупнейшей в истории по количеству жертв. Анита МакБрайд, научный сотрудник Центра исследований Конгресса Департамента государственного управления Американского университета, в своей статье для The Conversation приводит свидетельства сотрудников Белого дома о том, что происходило в те страшные часы в цитадели американской демократии.


Гром среди ясного неба


Во вторник, 11 сентября 2001 года, меня ожидал относительно спокойный рабочий день в Белом доме.


Я работала специальным помощником президента по вопросам управления и администрации, а сам Джордж Буш был во Флориде на рабочей встрече. Вместо него в Белом доме оставался вице-президент Дик Чейни. Первая леди Лора Буш должна была отправиться на Капитолийский холм, чтобы проинформировать сенаторов о новшествах в дошкольном образовании. На Южной лужайке накрывались столы для вечернего барбекю в Конгрессе.


Поскольку президента не было, я приехала в то утро на работу позже обычного и направилась на завтрак в небольшую столовую на первом этаже Западного крыла.


Я сидела за столом, ела тост и пила кофе, когда к нам подошел коллега и сообщил нам о том, что самолет врезался во Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. Мы решили, что произошла ужасная авария. Вскоре после этого мы покинули столовую, еще не зная о втором самолете.




Северная стена Всемирного торгового центра (южная башня) сразу после столкновения. Фото Robert J. Fisch / wikipedia.org / CC BY-SA 2.0


«Выходите немедленно»


Через несколько минут после того, как мы узнали об авиакатастрофе, в коридоре первого этажа возникла бурная активность. Секретная служба приказала мне вывести сотрудников Западного крыла из их офисов в столовую без окон, которая в то время считалась самым безопасным местом.


Но затем агенты с оружием наготове приказали всем: «Выходите немедленно». Сотрудники должны были бежать через металлические ворота, которые были открыты на обоих концах улицы за пределами Западного крыла. Женщинам посоветовали сбросить обувь на каблуках и спасаться бегством. Туристы, которые были на тот момент на экскурсии в Белом доме, выбежали из здания. На лужайке осталась чья-то коляска.


Секретная служба приказала персоналу эвакуироваться как можно быстрее. Однако в пятиэтажном административном здании по соседству многие сотрудники узнали об этих приказах, только посмотрев телевизор и увидев бегущую строку в новостях: «Белый дом эвакуируется».


Поспешная эвакуация стала ответом на срочный звонок, полученный секретной службой от службы управления воздушным движением в национальном аэропорту имени Рональда Рейгана. Там сказали: «К вам приближается самолет, и если там есть люди, лучше убрать их оттуда. И мы имеем в виду, черт возьми, прямо сейчас!»


Спустя несколько мгновений самолет, летевший рейсом 77 American Airlines, угнанный террористами, врезался в Пентагон. Вице-президент был эвакуирован из своего офиса в Западном крыле в президентский центр чрезвычайных операций, также называемый «Бункер». Позже агент рассказывал: «У нас было 56 секунд, чтобы переместить его».




Вид с воздуха на Пентагон. Фото TSGT CEDRIC H. RUDISILL, USAF / wikipedia.org


«Мертвый список»


В ситуационной комнате Белого дома, которая служила жизненно важным звеном для безопасной связи с президентом, старший дежурный офицер сказал сотрудникам: «Нам приказано эвакуироваться. Если вы хотите уйти, уходите».


Но никто не двинулся с места.


Техник-связист передал список сотрудников, которые остались в Оперативном центре ЦРУ. Тамошние дежурные назвали это «мертвым списком». К счастью, это название не оправдалось.


Я покинула Белый дом, перешла улицу и присоединилась к коллегам в парке Лафайет. Я инстинктивно искала более безопасное место для собрания и подумала об офисе «Даймлер-Крайслера» в нескольких минутах ходьбы. Там работал мой муж Тим МакБрайд, бывший помощник президента Джорджа Буша-старшего — он был в «Даймлер-Крайслере» директором по связям с правительством в их офисе в Вашингтоне.


Я позвонила Тиму и спросила, могу ли я привести к нему сотрудников Белого дома. Своих сотрудников он уже начал отправлять домой — и попросил их оставить свои компьютеры включенными с записанными паролями, чтобы сотрудники Белого дома могли работать в этом офисе.


В конечном итоге более 70 сотрудников Белого дома, занятых работой по спичрайтингу, планированию, коммуникациям, деятельности Овального кабинета и законодательным вопросам, работали в «Даймлер-Крайслере» 11 сентября. Я попросила одного из первых сотрудников прийти к стойке регистрации, записать имена и контактные номера каждого и отправить этот список по факсу в оперативную комнату Белого дома, сообщив им, кто именно находится в этом месте.




Президент Джордж Буш в Сарасоте, Флорида. Фото georgewbushlibrary.smu.edu


«Связь усилилась»


Спичрайтеры начали составлять речи президента. Специалисты по связям с общественностью отслеживали отчеты по всей стране и поддерживали связь со СМИ. А вышестоящий персонал взял на себя ответственность, дав указания по составлению расписания президента и мероприятий на следующие несколько дней, включая поездки в Нью-Йорк и Пентагон.


В ужасе и горе мы смотрели новости об угнанном самолете, который упал в поле в Пенсильвании, но настроение в офисе «Даймлер-Крайслера» было сосредоточенным и решительным. Как сказал один из коллег, «культура Белого дома оставалась в людях перед лицом чрезвычайной ситуации».


Около 17.00 до нас дошла весть, что персонал Западного крыла должен вернуться в Белый дом. Президент возвращался. Обходя комнату за комнатой в офисе «Даймлер-Крайслера», я собирала все оставшиеся документы. Эти материалы были теперь президентскими записями, которые должны были храниться в Национальном архиве.


Возвращаясь в Белый дом за своей машиной, я шла через Лафайет-парк. Страна вступила в состояние войны, и все знали, что это начало новой главы в американской истории. Как сказал мне один бывший коллега, «работа в Белом доме сама по себе является обязывающим опытом, но после такого опыта эта связь усилилась».




Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)