Иосиф Пригожин: на Песня года-94 Валерия выступала с выбитой челюстью и сломанным носом

Иосиф Пригожин: на Песня года-94 Валерия выступала с выбитой челюстью и сломанным носом
Увы, союз Валерии с Александром Шульгиным не увенчался успехом. От агрессии продюсера порой страдала не только супруга, но и вся семья. Хоть поначалу певица даже не подозревала, что обрекает себя на жизнь с деспотом. Кто же оказался спасителем красавицы? Конечно же, нынешний муж, Иосиф Пригожин.

Кстати, по его словам, о тирании Шульгина знали все знакомые Валерии. Знали, но молчали. Сложно сказать, что ими двигало. Возможно, нежелание лезть в чужие дела, а возможно, чрезмерная озабоченность своими проблемами.

Валерия и Шульгин
Валерия и Шульгин

Тем не менее, певица долго искала поддержки. Но не нашла. Даже коллеги по цеху, ставшие невольными свидетелями, соблюдали нейтралитет. 

Иосиф призывает общественность пересмотреть «Песню года-94». По его словам, Валерию там показывают только с одной стороны. Поскольку в ту пору у женщины была выбита челюсть, сломан нос и половина лица черного цвета. Мало того, многие артисты отмечали, что звезда даже не могла выйти из номера. 

Конечно же, с тех пор прошло немало лет. Но Пригожин всерьез озаботился корректировкой законодательства. Он считает своим долгом защитить всех женщин страны от мужей, любящих распускать руки.



Что же касается Валерии, хрупкая девушка просто не могла дать Шульгину достойный отпор. Конечно же, Александр активно пользовался этим и вдоволь самоутверждался за счет супруги. Мало того, по окончании этого ада он умудрился отобрать у певицы все, что она нажила собственными стараниями, оставил ее и детей практически у черты бедности.

Известной артистке пришлось возвращаться в Аткарск, в простенькую двухкомнатную квартиру. И это притом, что на тот момент звезда уже заработала около 30 миллионов долларов.


Сейчас Валерия живет новой жизнью. В ее судьбе появился Пригожин – добрый, любящий, заботливый. Он стал идеальным папой для детей знаменитости. Кстати, дети певицы до сих пор вспоминают жизнь с Шульгиным как страшный сон. Они очень надеются, что больше никогда его не увидят. Но и сам Шульгин не стремится налаживать отношения с дочерью и сыновьями.

Артистка признается, что никогда не вспоминает о тиране. Говорит, что он «часть плохой истории, что имела место в прошлом». Просто незнакомый человек. И своему ребенку видеться с ним она не позволит. Что же касается биологического отцовства, это дело нехитрое. Вот уж действительно, важен не тот, кто зачал, а тот, кто проявляет внимание, любит и заботится.